?

Log in

No account? Create an account

О гипнозе, психосоматике и гипнотерапии. Обучение. Отзывы о сеансах гипнотерапевта Геннадия Иванова.

Условия приема, отзывы о гипноанализе. Обучение очно и online гипнозу и гипнотерапии

Previous Entry Share Next Entry
Дело преступных гипнотизеров. Криминальный гипноз.
гипноз лого
hypnosismoscow
800 тысяч долларов заработала банда китайских женщин-гипнотизеров, обиравшая пожилых жительниц американских Чайна-таунов. Жертвы сами пускали мошенниц к себе домой, хотя знали их не более часа, и добровольно отдавали им все сбережения. Идея преступления с помощью гипноза давно будоражит умы. Многих волнует мысль, что загипнотизированного человека можно заставить ограбить банк или совершить убийство. "Коммерсантъ - Деньги" вспомнили историю преступлений с участием гипнотизеров.
● Разбитый сундук
В декабре 1890 года внимание всей Франции было приковано к судебному процессу, начавшемуся в Париже. Газеты с новостями из зала суда мгновенно раскупались, а на слушания можно было попасть только по билетам, которые приходилось доставать через спекулянтов. На скамье подсудимых находились 47-летний Мишель Эйро и 22-летняя Габриэль Бомпар, подозревавшиеся в убийстве судебного исполнителя Туссен-Огюста Гуффэ. Дело было весьма необычным. Во-первых, в этой истории хватало шокирующих подробностей и скандальных обстоятельств, обеспечивавших внимание публики. Во-вторых, преступники были объявлены в международный розыск, что по тем временам было большой редкостью. Наконец, линия защиты Габриэль Бомпар была совершенно уникальной: адвокаты утверждали, что Эйро загипнотизировал их подзащитную и заставил принять участие в преступлении. Две ведущие психиатрические школы страны вступили в яростную дискуссию о том, возможно ли с помощью гипноза превратить честного человека в убийцу. Об этом же спорили в гостиных, салонах и кафе. Казалось, приговор присяжных должен был поставить точку в дискуссии о могуществе гипноза, но это не произошло до сих пор.
Образованное европейское общество впервые столкнулось с гипнозом задолго до появления этого термина. В конце XVIII века большой популярностью пользовались опыты Франца Антона Месмера, обещавшего вылечить все болезни с помощью некой силы, которую он называл животным магнетизмом. В ходе сеансов групповой терапии французские аристократы начинали размахивать руками, крутить головами, а некоторые особо впечатлительные дамы с разбега ударялись головой о стену. Месмер был вскоре признан шарлатаном, но один из его последователей — аббат Фариа доказал, что причиной столь странного поведения является самовнушение. Аббат происходил из португальской колонии Гоа и был хорошо знаком с практиками индийских йогов и факиров, что и позволило ему сделать надлежащие выводы.
Несмотря на падение Месмера, по дорогам Европы колесили бесчисленные адепты его учения, проводившие публичные опыты с применением животного магнетизма. В 1841 году шотландский врач Джеймс Брэйд, побывав на сеансе месмериста Шарля Лафонтена, писал: "Эксперименты проводились на людях хорошо известных и обладавших положением в обществе, которые добровольно соглашались на это, находясь в здравом уме и трезвой памяти. Они лишались способности говорить, слышать и видеть. Все их движения оказывались во власти чужой воли, так что они не могли ни встать, ни сесть без приказа. Они лишались памяти, забывая, как их зовут... Простая трость превращалась для них в змею, а вкус воды казался им вкусом уксуса, меда, кофе, молока, бренди, полыни, лимонада и так далее". В 1843 году доктор Брэйд обогатил науку термином "гипноз". С тех пор о гипнозе и гипнотизерах говорили много и с увлечением. Мысль о том, что кто-то может с легкостью подчинить человека своей воле, многим внушала мистический ужас.
К концу XIX века ученые не сомневались, что гипноз может стать оружием насильника, но об убийстве с применением гипноза никто даже не помышлял. Дело Гуффэ заставило многих изменить мнение. 27 июля 1889 года 49-летний судебный исполнитель Гуффэ бесследно исчез. Накануне ночью консьерж дома, в котором находилась контора пропавшего, видел мужчину, поднимавшегося по лестнице, но был готов поклясться, что это был не Гуффэ. В самой конторе ночью явно побывал чужой, но сейф не был взломан, а 14 тыс. франков, лежавшие на видном месте, остались нетронутыми. Поиски пропавшего не дали результатов.
15 августа в окрестностях Лиона возчик Дени Коффи почувствовал трупный смрад, исходивший от придорожных кустов. В кустах обнаружился мешок с сильно разложившимся телом мужчины. Это был несчастный Гуффэ. Вскоре нашли разбитый сундук с почтовой этикеткой от 27 июля, говорившей о том, что некий груз доставлен из Парижа в Лион. Следователь Горон, занимавшийся делом Гуффэ, предположил, что тело судебного исполнителя перевезли в этом самом сундуке. Было установлено, что сундук приобрел в Лондоне Мишель Эйро — мошенник и авантюрист, в свое время дезертировавший из французской армии. Эйро видели в компании молодой проститутки Габриэль Бомпар, а саму Бомпар — в обществе Гуффэ, который слыл большим любителем борделей. К тому же стало известно, что Эйро и Бомпар скрылись из Парижа в день исчезновения Гуффэ. Теперь полиция знала, кого искать, но не знала где. Подозреваемые как сквозь землю провалились.
Дело с самого начала подробно освещалось в мировой прессе, и со временем информационная открытость принесла плоды. 21 января 1890 года Горон получил из Нью-Йорка письмо от Эйро: он всю вину перекладывал на Бомпар. На следующий день в полицейском участке появилась сама Бомпар и стала во всем винить сообщника и любовника. Теперь Эйро искали по всей Северной Америке. В мае его задержали на Кубе. Вскоре стало известно, как именно был убит Гуффэ. Бомпар заманила стареющего ловеласа в свои апартаменты и в ходе любовной игры накинула ему на шею шнурок. Это был условный сигнал: из-за портьеры появился Эйро и задушил несчастного, после чего убийцы занялись любовью прямо над трупом жертвы. Затем Эйро поехал грабить офис Гуффэ, но сейф взломать не смог, а деньги, лежавшие на столе, не заметил в темноте. Далее убийцы погрузили труп в сундук, увезли в Лион, где и избавились от него, а сами сбежали в Америку. Узнав из газет, что их ищут, они испугались и стали обвинять друг друга. Дело казалось ясным, пока адвокаты Бомпар не выдвинули версию гипноза.
В те годы во Франции соперничали две психиатрические школы. Профессор Жорж Жиль де ла Туретт, выступавший от имени парижской школы, утверждал, что с помощью гипноза невозможно заставить человека пойти на убийство. Его оппонент из школы Нанси профессор Жюль Льежуа утверждал, что гипноз поистине всемогущ и что несчастная Бомпар всего лишь его жертва. В ходе слушаний был проведен судебный эксперимент: Бомпар пытались незаметно загипнотизировать и заставить совершить определенные действия, но опыт провалился. Оба были признаны виновными. Эйро отправился на гильотину, Бомпар попала на каторгу, а представители парижской школы могли праздновать победу. Впрочем, радость победителей продлилась недолго.
6 декабря 1893 года к де ла Туретту явилась его бывшая пациентка Роза Кампер-Лекок и потребовала денег. Дама утверждала, что сеансы гипноза, проведенные де ла Туреттом, сломили ее волю и из-за этого она осталась без средств к существованию. Когда де ла Туретт отказал, Кампер-Лекок достала пистолет и трижды выстрелила. Профессор был легко ранен в голову, а его бывшая пациентка сдалась властям, заявив, что стрелять ее заставили неизвестные гипнотизеры. Стрелявшую поместили в сумасшедший дом, но сомнения в правоте парижской школы остались. Де ла Туретт скончался в 1904 году в психиатрической клинике.
● Мистер Х
В первой половине ХХ века многие исследователи пытались понять, до каких пределов можно манипулировать загипнотизированным. В эпоху мировых войн и шпионажа это был далеко не праздный вопрос. Может ли человек по приказу врага похитить секретные документы или, скажем, застрелить президента? Большинство приходило к выводу, что даже в состоянии гипноза человек не станет делать то, что противоречит его принципам или вредит здоровью. Одновременно ученые пытались преодолеть внутренние запреты, блокирующие власть гипнотизера.
В 1947 году американский психолог Джон Уоткинс провел серию экспериментов над военнослужащими. В одном из опытов молодой солдат был введен в состояние глубокого транса. Затем ему сказали, что офицер, сидевший напротив него,— это японский солдат, который пытается его убить. Солдат немедленно схватил офицера за горло и задушил бы, если бы его не оттащили ассистенты. В другой раз Уоткинс загипнотизировал офицера и сказал, что его лучший друг, находившийся в той же комнате,— враг, японец. Офицер попытался заколоть друга ножом, который тайно пронес в лабораторию, но был вовремя обезоружен. Стало понятно, что этические установки легко обойти, если воспользоваться нехитрыми методами внушения. Опыты Уоткинса, разумеется, оставались засекреченными, но это не значило, что преступники не могут интуитивно прийти к тем же выводам. По крайней мере, одному из них это удалось.
Палле Вишманн Хардруп родился в 1922 году в Копенгагене. Этот скромный, серьезный и очень религиозный молодой человек имел лишь один недостаток: он был податлив как воск и легко попадал под чужое воздействие. До 1940 года Хардруп находился под влиянием священников, а во время немецкой оккупации на него стала воздействовать нацистская пропаганда. В конце войны, когда все коллаборационисты искали способ отмежеваться от фашистов, Хардруп вступил в местную нацистскую партию. Через три месяца оккупационный режим рухнул, и Хардруп попал в тюрьму как предатель родины. Там-то он и познакомился с Бьорном Нильсеном — опытным мошенником и прирожденным гипнотизером.
По свидетельству других заключенных, Хардруп стал настоящим рабом сокамерника. Нильсен придумал особый код, с помощью которого легко погружал Палле в транс. Этим кодом был знак Х в самых разных формах, к примеру косой крест, процарапанный на стене камеры, или скрещенные пальцы. Хардруп подарил Нильсену все вещи и регулярно отдавал большую часть своего пайка. Однако настоящее рабство началось после того, как оба вышли из тюрьмы.
Нильсен умело играл роль лучшего друга Хардрупа, он постоянно был рядом и при этом почти ежедневно проводил незаметные сеансы гипноза, так что Хардруп окончательно утратил связь с реальностью. Нильсен убедил его съехать от родителей и таким образом получил над ним полный и единоличный контроль. Затем подобрал для Палле подходящую невесту, и тот решил, что влюбился. После свадьбы Нильсен почти открыто спал с женой своего раба, а тот покорно терпел.
У Нильсена были далеко идущие планы в отношении Хардрупа. Для начала он убедил Палле в том, что они стоят во главе грандиозного заговора по спасению датского королевства, в котором давно что-то неладно. Оба революционера с увлечением писали воззвания, конституционные документы и уставы своей несуществующей партии. В подготовке к революции прошло два года. Наконец в 1949 году Нильсен убедился, что Хардруп готов на все, и перешел к главной части плана. Он объяснил Палле, что их тайному обществу необходимы деньги, и указал на банк, в котором они лежат. Хардруп взял пистолет и ограбил банк, а потом забыл об этом. Если бы он попался, то рассказал бы полиции о своей революции, но ни словом бы не упомянул о Нильсене.
Через два года деньги подошли к концу, и Нильсен снова отправил Хардрупа на дело. 29 марта 1951 года Палле вошел в банк Norrebro, достал пистолет и потребовал денег. Кассир замешкался, и Хардруп застрелил его и банковского менеджера. Кто-то из них успел нажать сигнал тревоги, и сигнализация вывела грабителя из транса. Хардруп запаниковал и убежал, но вскоре был арестован.
На допросах Хардруп, как и предполагалось, говорил о революции, но молчал о Нильсене. Однако не молчали его бывшие сокамерники. Люди, сидевшие с Палле в тюрьме, сообщили полиции о символе Х и гипнотическом рабстве. Следователи устроили Хардрупу и Нильсену очную ставку и заметили, что предполагаемый гипнотизер постоянно скрещивал руки или ноги и смотрел арестованному в глаза. А еще он присылал Хардрупу письма, подписанные косым крестом, и даже подкупил его сокамерника, чтобы тот начертал заветный знак на стене следственного изолятора.
Следователи и защита сделали все, чтобы изолировать Палле от влияния Нильсена, и через несколько месяцев арестант пришел в себя. Он с ужасом осознал, что четыре года находился под гипнозом, что добровольно отдал поработителю жену и совершил два убийства. Однако доказать факт гипнотического порабощения оказалось невозможно. Палле Хардруп был признан виновным и отправлен в клинику для душевнобольных преступников, откуда вышел лишь в 1966 году. Бьорн Нильсен покончил с собой в 1974 году, приняв цианистый калий.
● Что скрывает ложь
В годы холодной войны тема контроля над разумом многократно обыгрывалась в романах и фильмах, а термин "промывка мозгов" стал идеологическим штампом. Дело в том, что многие американские военнослужащие, попавшие в плен в ходе корейской войны, неожиданно становились убежденными коммунистами и начинали перед камерами гневно обличать свою империалистическую родину. Американской пропаганде оставалось лишь утверждать, что тут не обошлось без гипноза. Казалось, в гипноз верили все, кроме следователей и судей, хотя им бы помощь гипнотизера не помешала.
Идея применять гипноз при опросе свидетелей была выдвинута очень давно, поскольку многие опыты показывали, что загипнотизированный человек способен вспомнить детали, которые он вряд ли вспомнит в обычном состоянии. Однако, показания, полученные с помощью гипноза, нельзя было использовать в суде. В США с 1923 года действовало правило, согласно которому научные методы, используемые при сборе доказательств, должны быть строго обоснованы, а их эффективность должна быть несомненной. В случае с гипнозом сомнения возникали на каждом шагу.
И все же гипноз нередко применяли в ходе следствия. В 1962-1964 годах в Массачусетсе объявился маньяк, прозванный Бостонским Душителем. Преступник насиловал женщин, а потом душил их нейлоновыми чулками. Первые шесть жертв были в возрасте от 55 до 85 лет, почти все остальные — моложе 24 лет. Все говорило о том, что женщины сами впускали убийцу в дом. Бостонская полиция сбилась с ног, пока маньяк сам не признался в содеянном. Вину на себя взял Альберт Де Сальво, ранее арестованный за серию изнасилований. Преступник охотно давал показания, но у следователей оставались сомнения: уж не берет ли тщеславный психопат на себя чужие грехи? За помощью обратились к Уильяму Брайану из Американского института гипноза.
Доктор Брайан погрузил Де Сальво в транс и даже потыкал в него иголкой для верности. Преступник не чувствовал боли. Затем Брайан заставил Де Сальво увидеть мысленным взором календарь и сосредоточиться на дате одного из убийств. Маньяк переживал тот день, в деталях описывая все, что тогда видел. Он говорил голосом жертвы, кричал, плакал и умолял о пощаде. Все это не имело никакой ценности для суда, но следователи убедились, что перед ними тот самый серийный убийца, которого они так долго искали. Де Сальво получил пожизненный срок за 13 убийств, но сомнения остались. Многие до сих пор считают, что пожилых и молодых женщин убивали разные люди и что Де Сальво оговорил себя в надежде прославиться.
Серьезные изменения едва не произошли в 1968 году, когда суд Мэриленда отправил за решетку некоего Хардинга, пытавшегося изнасиловать молодую женщину. Жертва опознала преступника под гипнозом, и суд счел этот метод вполне уместным. Однако через десять лет гипноз вновь попал в немилость. В 1978 году неизвестный напал с ножом на спящую в своем доме Джейн Селл. Женщине удалось убежать, но нападавшего она не разглядела. Психиатр Герберт Спигел погрузил Селл в транс, и она сообщила, что на нее набросился ее бывший муж Пол Херд. Следствие установило, что Херд неоднократно ссорился с Селл и угрожал ее второму мужу. Херду предъявили обвинение в вооруженном нападении, но дело развалилось в суде, поскольку ничего, кроме показаний, полученных с помощью доктора Спигела, против него не было. Защита доказала, что Джейн Селл увидела лицо бывшего мужа, поскольку он представлялся ей источником опасности. Вполне вероятно, это были игры подсознания, что порождало обоснованные сомнения.
В том же 1978 году в одну из больниц Миннеаполиса поступила Мэрион Эриксон с кровотечением из половых органов. В приемный покой Мэрион доставил случайный знакомый Дэвид Мэк, с которым она провела ночь в мотеле. В ту ночь женщина была сильно пьяна и не могла вспомнить, что же с ней случилось, пока ее не загипнотизировали. Тут-то Эриксон и рассказала ужасную историю о том, как Мэк, угрожая ножом, заставил ее раздеться, изнасиловал, а потом еще и истыкал ножом. Вскоре оказалось, что гипнотические показания Мэрион как минимум неточны. Она вспомнила, как ела в ресторане блюдо, которого не было в меню, как танцевала с Мэком, хотя это был другой мужчина, перепутала цвет мотоцикла, на котором Мэк привез ее в мотель, и рана у нее была только одна, а не несколько. Дэвид Мэк был оправдан, а американская Фемида окончательно перестала доверять гипнозу.
Наконец в середине 1980-х годов в США провели эксперимент. Трое сотрудников телекомпании были приглашены в ресторан на встречу с известным гипнотизером. Все они стали свидетелями шумного ограбления в доме напротив. Несколько бандитов схватили деньги, сели в машину и укатили в неизвестном направлении. На самом деле ограбление было инсценировкой с участием актеров, но телевизионщиков стали допрашивать как свидетелей. Гипнотизер ввел их в транс, чтобы получить больше деталей. И действительно, испытуемые в красках описали все, что видели: вспомнили количество и особые приметы бандитов, сколько среди них было мужчин и женщин, какого цвета и марки была их машина. Вот только показания опрошенных разнились между собой и сильно отличались от того, что они видели на самом деле.
В общем, оказалось, что совершить преступление с помощью гипноза гораздо легче, чем вычислить и задержать преступника, поскольку гипноз способен заморочить голову, но вряд ли поможет обнаружить истину.