?

Log in

No account? Create an account

О гипнозе, психосоматике и гипнотерапии. Обучение. Отзывы о сеансах гипнотерапевта Геннадия Иванова.

Условия приема, отзывы о гипноанализе. Обучение очно и online гипнозу и гипнотерапии

Previous Entry Share Next Entry
Катарсис (из книги психотерапевта Завьялова В. Ю.)
гипноз лого
hypnosismoscow
Хотя катарсис и относят к специфическому методу лечения неврозов посредством "повторного отреагирования аффекта" и "очищения" (?) от этого аффекта, я рискну отнести этот метод к разряду плацебо. Во-первых, является ли повторное "отреагирование" очищением? Если во мне "дремлет страх", но его нет в поведении, и мне создали ситуацию для его полного "отреагирования", то есть испугали меня, означает ли эта моя реакция то, что я "очистился от страха"? Если только не отождествлять эмоции человека с функцией выделения, то есть с экскрементами, то ни о каком "очищении" при отреагировании говорить нельзя. Поэтому многие современные психотерапевты отказались от практики "выкапывания психотравмы" из прошлого клиента. Такая ревизия мало что дает для истинного изменения пациента. Более того, это опасно тем, что при "отреагировании" человек обучается именно так реагировать. Во-вторых, катарсис как очищение, освобождение от КАКОЙ-ТО тяжести, не может по своему определению быть специфической терапией, так как никогда неясно ни доктору, ни пациенту, от чего, собственно, надо очиститься. Если человек знает свой конфликт, то ему и не надо очищаться. Познанный конфликт требует процедуры решения, выбора, а не катарсиса. А если человек не знает, что его гложет, то выход чувств или внешнее выражение этого секрета не может проходить рационально, планомерно — это процесс случайный, хотя и подготовленный. По этим двум основаниям, по крайней мере, катарсис и следует включить в список вариантов плацебо-терапии.


Термин "катарсис" (греч. — очищение, освобождение) использовался Аристотелем для обозначения эстетического воздействия трагедии на зрителя. Посредством подражания действию, изображенному актерами, которое в пьесе является важным, то есть осмысленным и понятным, завершенным, человек-зритель мог через сострадание и страх очиститься от подобных страстей.

А. Ф. Лосев в "Очерках античного символизма и мифологии" пишет о том, что понять подлинный смысл аристотелевского катарсиса можно, только поняв учение Аристотеля о трагедии в целом.

Внутренние особенности трагического мифа

Трагедия, по Аристотелю, изображает действие или жизнь а именно — взаимные переходы "счастья" и "несчастья", без изображения характеров людей. Трагический миф есть изображение не человека, но жизни в целом. В нем дана смысловая ткань, из которой состоит жизнь вообще, а люди — один из многих моментов.

Основа трагического мифа — учение о перводвижущей умной энергии. Трагедия начинается тогда, когда самодовлеющий и блаженный Ум, устремленный на себя и в себе вращающийся, начинает отдаваться во власть инобытию — материально воплощаясь, превращаясь из вечного во временный, подчиняясь необходимости, разрушается как факт, носивший до сих пор всю полноту смысла и целостности на себе — тогда и начинается человеческая жизнь с переходом от счастья к несчастью. Необходимо, как комментирует это учение А.Ф. Лосев, Преступление, но не просто провинность или неудача-ошибка. Необходимо, чтобы Ум вышел из повиновения самому себе, чтобы на карту было поставлено само существование живого существа. Причем так, чтобы преступник не знал и не помнил то, что он сам собой представляет, иначе никакого преступления не будет; преступление — это самоотдание себя во власть беспредельного самоутверждения, которое может быть только бессознательным.

Рано или поздно преступник узнает то, что сотворено. Припоминая вечно нетронутые блаженные радости и с этой точки зрения оценивая содеянное, преступник приходит к узрению подлинной тайны преступления.

Наступает время трагического пафоса, когда перед глазами развертывается весь проделанный путь преступления и видны все усилия утвердить себя в инобытии, то есть в отрыве от себя истинного, в отрыве от вращающегося в себе самом ума. Контраст с тем, что "должно было быть, и тем, что стало" потрясает человеческое существо, возбуждает чувства.

Потрясение чувств порождает опознание и оценку преступления с точки зрения утерянного невинного счастья и заставляет восстанавливать попранное, оправдывать поруганное. Это совершается через возмездие или суд, или как-то иначе, но обязательно через переживание страха и сострадания.

И если все это сделано, тогда и только тогда наступает очищение страстей, прошедшее через тьму и смрад преступлений и самозабвения. Происходит возвращение к свету первоневинности и блаженной красоте. Таким образом, катарсис есть один из пяти необходимых моментов трагедии:

1) Перипетия — перемена участи, переход к противоположному через преступление по незнанию и т. д.

2) Узнавание — переход от незнания истинных мотивов преступления к знанию таковых (узнавание Эдипом тайны своего происхождения и содеянного), а именно:
— через узрение естественного хода событий;
— через приметы и догадки;
— через воспоминание;
— через умозаключения.

3) Пафос — максимальная возбужденность, граничащая с самозабвением.

4) Страх и сострадание. Страх по Аристотелю есть а) неприятное ощущение или смятение, б) возникающее из представления о предстоящем зле, в) которое может погубить или причинить вред, г) ввиду своей непосредственной близости, д) но которое все еще оставляет надежду на минование этого зла. Не переживает страха тот, кто "уже окоченел по отношению к будущему", кто перенес все возможные страдания и несчастья.

Сострадание — это а) скорбь, б) при виде бедствия, в) которое может повлечь за собой гибель или вред и г) которое постигает человека, этого не заслуживающего, д) бедствия, которое могло бы постигнуть или нас самих, или близких, и е) при том, когда оно кажется непосредственным. Итак, Страшное и Жалкое должны вытекать из сцеплений самих событий мифа.

5) Очищение или Катарсис — последний этап в развитии понятия трагического мифа. Это "блаженное самодавление, наступающее после пережитого его разрешения" и есть подлинное очищение, возвращение подлинной, изначальной красоты первоэнергии.

Как видно из определения катарсиса, это не просто "отреагирование зажатых аффектов" или другая чисто психологическая интерпретация очищения. Катарсис — это Умное состояние (у Мамардашвили — когитативное состояние) — "высшая собранность всего растекающегося множества психической жизни в некое неподвижное самодовлеющее пребывание в одной точке" (А.Ф. Лосев, 1993). Похоже на состояние медитации, о чем писал Говинда, сосредоточенность на самом себе, на самом главном в себе, на смысле своего существования. Это еще один путь на Фудзияму. Можно изобретать бесчисленное количество путей к одному — к вершине личностного самоосуществления, которое определяется как "спасение" или "очищение", "освобождение", "созревание", "самоактуализация", "эффективное поведение", "зрелость", "индивидуация" и проч. — к здоровью.

● О пcихичecкой энepгии актера (Алла Демидова). Часть 1.

● О пcихичecкой энepгии актера (Алла Демидова). Часть 2.

● О пcихичecкой энepгии актера (Алла Демидова). Часть 3.


Обзор методов лечения фобий
➥ Психотравма как способ адаптации