?

Log in

No account? Create an account

О гипнозе, психосоматике и гипнотерапии. Обучение. Отзывы о сеансах гипнотерапевта Геннадия Иванова.

Условия приема, отзывы о гипноанализе. Обучение очно и online гипнозу и гипнотерапии

Previous Entry Share Next Entry
Схема-терапия Янга
гипноз лого
hypnosismoscow
Есть же в терапии полезные и интересные идеи, которые, к сожалению, так сложно описаны, поэтому мало привлекают как спецов, так и клиентов. Например, грамотный разбор механизмов компенсации я впервые нашел, когда изучал ранние попытки известных западных гуру по достижению сомнамбулизма. Оказалось, что часть гипнотерапевтов отошли от когнитивной терапии из-за низкой эффективности в лечении фобий и психосоматики. Хотя если понять оба подхода, то большинство противоречий удается избежать.

Нельзя выкладывать книгу целиком, да и не требуется, если самостоятельно поразбираться недельку с доступными материалами, то все можно расставить по полочкам.

● Общие сведения о схема-терапии Янга (описание из ЖЖ ya-schizotypic0

Схемная терапия относится к так называемой когнитивно-поведенческой терапии третьей волны и представляет собой весьма удачный синтез психодинамики, КПТ и гештальта. Основной задачей при её создании Янг ставил преодоление ограничений традиционной КПТ.

Дело в том, что при работе в русле КПТ Бека делается целый ряд допущений относительно свойств и характеристик клиента/пациента (далее будем для краткости называть их клиентами), которые далеко не всегда выполняются.

Первое и, пожалуй, главное допущение заключается в том, что клиент вообще будет соблюдать протокол лечения: регулярно посещать сессии, выполнять домашние задания, сотрудничать с терапевтом и рассказывать ему о своих переживаниях.

Второе, более техническое, допущение касается способности клиента идентифицировать и отслеживать эмоции и когниции: в КПТ считается, что после непродолжительной тренировки человек сможет ясно и четко назвать эмоции, которые он испытывает в сложной ситуации, и мысли, которые его при этом посещают.

Третье допущение уместнее назвать верой: КПТ-шники верят в то, что путём диспутов с негативными мыслями и поведенческих техник можно изменить характер мыслитеьной деятельности клиента, способы, которыми он производит структурирование реальности, и его итоговое поведение.

Собственно, любому, кто хоть немного пробовал заниматься КПТ (или проходить терапию в рамках этого подхода), очевидно, что эти допущения выполняются далеко не всегда.

Я, например, не могу идентифицировать эмоции, один из моих клиентов не соблюдал протокол терапии, постоянно срывая под разными предлогами выполнение домашних заданий, другая клиентка пропускала сессии, да и диспуты, по моим наблюденим, далеко не всегда приводят к изменению способа мышления клиента.

И традиционная КПТ ничего толком не говорит о том, что с этим всем делать. Точнее, говорит, но лично мне не удалось применить эти рекомендации на практике. Это, конечно, больше про мои недостатки, чем про слабость инструмента, но для таких, как я, Янг и создал свою терапию, в которой подобные проблемы решаются значительно проще, быстрее и понятнее.

Итак, как я уже сказал выше, схемная терапия — это интегративный подход. Лично я тут счиаю, что это даже в большей степени психодинамика, чем КПТ (и со мной согласен, например, Гарретт, простите за ссылку на авторитеты), но это дело вкуса.

Давайте рассмотрим основные положения схемной терапии, и всё сразу станет ясно:

1. В схемной терапии постулируется существование схем — устойчивых конструкций, которые определяют способы мышления, поведения и реагирования человека. Ниже мы поговорим о них подробнее.

2. В схемной терапии считается, что эти самые схемы формируются в раннем детстве (или в подростковом возрасте, но такие схемы менее устойчивы) в процессе взаимодействия ребенка со Значимыми Другими. Ничего не напоминает?

3. В схемной терапии очень большое внимание уделяется анализу отношений клиента и терапевта (которые стыдливо не называют переносом и контрпереносом, и в которых проявляются схемы клиента и терапевта).

4. В схемной терапии считается, что КПТ-шные методы (диспуты, поведенческий эксперимент и т.д.) — это клёвый инструмент, чтобы быстро снять остроту проявления проблемы, но для проведения глобальных изменений нужна работа с эмоциями, в процессе которой клиент свяжет воедино все компоненты схемы и сможет эмоционально её переработать (кто сказал «инсайт»?).

Я выше писал про гештальт, и внимательный читатель может спросить меня: «При чем тут он?» На это я отвечу, что, по моему мнению, все более-менее глубокие гештальтистские техники тоже так или иначе базируются на психодинамике и являются попыткой структурировать и сделать управляемым процесс анализа переноса, раннего опыта и прочих категорий, отсылающих нас к дедушке психоанализа. Разумеется, я не ставлю знака равенства между схемной терапией и психодинамикой (или между ней и гештальтом), мой тезис состоит в том, что она (схемная терапия) создана фактически выполняет задачу трансформации искусства психоаналитика в ремесло. И это клёво!

Итак, про терапию поговорили, теперь время сказать несколько слов о самих схемах.

○ Схемы

Как ни странно, но центральным понятием схемной терапии являются схемы. Схема — это такая психическая конструкция, в которую входят воспоминания, мысли, эмоции и телесные ощущения. И не просто входят, а хитрым образом взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Схема формируется где-то в ранней истории жизни индивидуума (как правило, в детстве, но может и позже, и тут мы видим серьёзный апгрейд по сравнению со многими психодинамическими школами) как реакция на некоторые события или феномены отношений со значимыми для этого человека людьми.

Давайте для простоты ограничим наши изыскания дезадаптивными схемами, т.е. такими, которые по какой-то причине мешают жить клиенту, делают его жизнь менее приятной, его — менее продуктивным, несчастным и т.д. Янг говорит, что существуют и адаптивные схемы, но там работает принцип «не нужно чинить то, что не сломалось», поэтому мы просто будем помнить о том, что они есть, но под «схемами» здесь и далее станем подразумевать именно дезадаптивные схемы.

Так вот, возникают они как реакция (и шире — как способ адаптации) ребенка (или подростка, но мы будем говорить о детях) к неблагоприятным условиям. В детстве, возможно, такая схема даже помогает субъекту справиться с дистрессом, но с возрастом адаптивность её снижается.

Например, если ребенка постоянно сравнивают с другими детьми (или с собой в его возрасте), то у него может сформироваться схема Неуспешности. А если с ним играют и взаимодействуют только при условии выполнения им определенных требований, то Покинутости / Нестабильности. И так далее.

Чем опасны схемы? Во-первых (и тут видны КПТ-шные корни), тем, что они искажают восприятие субъектом реальности. Человек начинает избирательно фильтровать факты таким образом, чтобы принимать те, которые подтверждают его схему, и «не замечать» тех, которые могли бы ей противоречить. С ярким примером такого избирательного восприятия вы можете ознакомиться в комментариях к моей статье про потерю работоспособности.

Во-вторых, тем, что схема заставляет человека выбирать неадаптивные модели поведения (заметьте: само поведение в схему не входит, оно является реакцией на схему). Об этом чуть более подробно поговорим далее.

В-третьих, тем, что схема, будучи активированной, мешает не только рациональному восприятию ситуации, но и искажает эмоции и даже телесные ощущения. А эмоции — довольно мощная штука, которая может привести к тому, что человек начнёт творить всякое деструктивное.

○ Активация схем

Сами по себе, схемы не опасны. В том смысле, что если у человека есть какая-то схема, или даже целый их набор, то вовсе не факт, что эта схема будет ему мешать жить. Они, схемы, могут довольно долго «дремать» в человеке, не внося никаких изменений в его жизнь до тех пор, пока некое событие не активирует соответствующую схему.

Например, человек со схемой Неуспешности может вполне неплохо учиться в университете, но, попав на работу к авторитарному и властному руководителю, который будет у него ассоциироваться с фигурой критикующего отца, «сломаться» — начать совершать глупые ошибки, впадать в ступор при принятии решений, отказываться от карьерных возможностей, проявлять неконструктивное отношение к риску (в ту или другую сторону) и т.д.

И проблема будет как раз в том, что, в принципе, весьма способный субъект станет совершенно некомпетентным, как будто специально проваливая задания и упуская возможности.

○ Самоподдерживающиеся схемы

Фишка в том, что схемы обладают способностью поддерживать сами себя. Вообще, все действия и мысли человека по отношению к схеме можно поделить на две категории: те, которые схеме противостоят, и те, которые схему поддерживают. Нейтральных нет.

Примером самоподдерживающей схемы может являться человек из примера выше (который про Неуспешность): он считает себя неспособным справиться с должностью руководителя отдела, поэтому сознательно или бессознательно саботирует любые возможности её получить, после чего гнобит себя за отсутствие карьерных успехов, тем самым укрепляя схему Неуспешности. Такой вот порочный круг.

С другими схемами дело обстоит так же.

○ Реакция на схемы

Как уже было сказано выше, сами по себе, схемы не включают поведение. Поведение является (не всегда) реакцией на схему. Запуск дезадаптивной схемы — довольно неприятная для психики штука, и она, психика, старается как-то отреагировать на включение схемы.

Существует всего три варианта реагирования: капитуляция, избегание и гиперкомпенсация. И все они деструктивны.

При капитуляции человек просто соглашается с ролью и переживаниями, навязанными схемой, не пытаясь сопротивляться, даже если у него есть такая возможность. Например, субъект со схемой Покинутости / Нестабильности может никак не пытаться удерживать своего сексуального партнёра (чем, в свою очередь, увеличивать вероятность расставания), несмотря на то, что для него это самое расставание будет очень тяжелым. Студент со схемой Неуспешности «забьёт» на учёбу, считая, что всё равно он ничего не может достичь, чем, весьма вероятно, укрепит свою схему.

При избегании субъект действует иначе — он просто старается не попадать в зону действия триггеров, которые могли бы запустить его схему. Например, вообще избегает романтических отношений, чтобы его не бросили. Или поступает на обучение по заведомо невостребованной специальности, чтобы возможной конкуренции.

При гиперкомпенсации зачастую человек ведёт себя агрессивно и этим снижает свою адаптивность. Например, первым бросает партнёра, чтобы тот не мог бросить его. Или уходит с головой в работу, надрывается и к тридцати годам вообще теряет работоспособность.

Поэтому задачей терапевта и клиента является формирование эго-дистонности по отношению к схеме, чтобы человек смог вырваться за пределы указанных трёх стратегий и выбрать поведение, направленное на разрушение схемы....

Стебно про когнитивную терапию и зачетные мультики про лечение фобий.
Что такое когнитивная терапия, и как она работает?