October 18th, 2016

гипноз лого

Как и в чем эффективен гипноз в спорте?

Мы привыкли, что спорт – это тренер с секундомером в руках и выкладывающийся рядом спортсмен с выпученными глазами. Так сказать, «мозг и мышцы», потому что тренер ставит задачи, а атлет их выполняет. Таким образом, труд спортсмена – это, прежде всего, накачка мышц и отработка физических движений. Между тем, Брюс Дженнер, один из мировых рекордсменов по десятиборью, отвечая на вопрос о данных, какими должен располагать классный спортсмен, неожиданно заявил, что нагрузка в спорте высоких достижение раскладывается между мозгом и телом в процентном соотношении 75 к 25 («Советский спорт», 1976, 29 апр.). Иными словами, львиная доля труда профессионала должна носить интеллектуальный характер!
Высказывание корифея было снисходительно отнесено к числу эпатажных, какие могут позволить себе знаменитости. Во всяком случае, большой спорт продолжил свое развитие отнюдь не в сторону библиотек. Классический образ спортсмена, родившийся в кинематографе и литературе, рисовал нам простоватое существо, накачанное мышцами, и это был не шарж. Тенденции в мировом спорте, какие получили развитие после Олимпийских игр в Гренобле в 1968 году, когда МОК начал проверять спортсменов на наличие допинга, доказали это. Ведь фармацевты не только не умерили свой пыл, а наоборот, стали изощряться в создании новых препаратов, менее поддающихся контролю. Потому что взгляд на спортсмена как тупое животное диктовал расширение пределов возможностей человеческого тела в обход мозга - за счет прямого вмешательства в биохимическую жизнь организма на клеточном уровне.
Застрельщиками фармацевтического состязания считаются Соединенные Штаты, которые, в конце концов, и одержали оглушительную победу над своими российскими конкурентами. Резюмируя высказывания великих американских спортсменов по поводу скандала, вызванный употреблением российскими спортсменами мельдония, запрещенного с января 2016 года, Глен Бек, ведущий американской радиостанции «FoxNews» заявил, что препараты, «аналогичные ему, но производимые в США, не являются запрещенными средствами для спортсменов». По существу мы стали свидетелями не только поражения русской «спортивной» фармацевтики, но и краха всей господствующей в мировом спорте культуры тренировочного процесса. Ведь после несправедливого отстранения половины олимпийской сборной России от состязаний, все стали думать: как наращивать результат, если таблетки, которые разрешены сегодня, могут отменить завтра? А наиболее дальновидные стали даже рассуждать и вовсе на запретные темы: а возможны ли новые рекорды без допинга? Ведь возможности человеческого организма не безграничны…
Ответ на этот вопрос, оказывается, еще в прошлом веке дал российский ученый Анатолий Васильевич Алексеев. Основываясь на том, что новые спортивные достижения – это результат совершенствования исполнительной техники, помноженной на морально-волевые качества спортсмена, он предположил и доказал, что биохимические процессы, которые сегодня тренеры разгоняют в своих подопечных с помощью таблеток, может и должен запускать сам спортсмен. Без всяких стимуляторов. Правда, для этого необходимо в корне пересмотреть тренировочный процесс. Первоочередным предметом приложения тренерских сил должен стать мозг спортсмена. Да, да – то самое соотношение 75 к 25, о котором говорил Брюс Дженнер!
Конечно, речь идет не об участи легкоатлетов в математических олимпиадах. По мысли А. В. Алексеева проблема сверх-достижений в спорте связана с проблемой сверх-сосредоточенности. Именно таким образом можно достичь нужного биохимического баланса в организме спортсмена, который сегодня достигается за счет таблеток.
Проблема назрела давно. Ведь главная проблема, которая стоит перед каждым тренером - это способность его подопечного воспринять технику исполнения приемов и движений на высоком уровне точности. Оказывается, большинство из нас в принципе не в состоянии перенять предлагаемые к освоению приемы и движения, потому что обыденная коммутация между головным мозгом и исполнительной частью человеческого организма (мышцами и внутренними органами) не позволяет этого. Вот почему мы вынуждены осваивать каждый элемент методом проб и ошибок техники. Спортсмены приноравливают свое тело к требуемому элементу, в поте лица пробуя и так, и эдак, пока не вырабатывается пусть не идеальный, но более-менее приемлемый результат. То, о чем мечтает тренер, вообще никогда не сбывается в силу простого обстоятельства: в процессе отработки нового спортивного приема спортсмен волей-неволей допускает двигательные элементы, которые не вполне соответствуют тому, что нужно. Они-то и успевают закрепиться раньше, чем спортсмен находит правильный вариант их исполнения. Таким образом, главное препятствие в развитии спорта высоких достижений – это изначально низкий уровень психической коммутации человека. Преодоление этой проблемы, по мнению А. В. Алексеева лежит в принципиально другом – семантическом способе освоения двигательных элементов. Его суть заключается в том, чтобы не допускать спортсмена к физической отработке упражнения, пока тот не научится исполнять его мысленно. Иными словами, спортсмен, приступая к освоению элемента, уже должен «выпукло и рельефно» представлять идеальное исполнение его в своем воображении. Это большой труд. Только дилетанты думают, что закрыл глаза – и нате вам, пожалуйста. Ничего подобного! На самом деле у большинства вообще ничего не получается. Надо осваивать эти техники, чтобы постепенно учить свой мозг крутить цветное HD видео. Кроме того, дофизический тренировочный процесс включает в себя филологический аспект: спортсмен должен думать, как назвать каждый элемент осваиваемого движения или упражнения. Тем точнее и органичнее получится формулу, тем быстрее и лучше она будет включать в голове спортсмена «прецизионный» режим движений во время исполнения спортивного приема. Только так - с отчетливым образом в голове и с заклинанием на устах – спортсмен способен осваивать элементы техники без метаний – сразу такими, какими они должно быть в идеале.
Надо сказать, подобный подход уже существует в некоторых видах спорта, где зрелище невозможно без филигранной техники движений. Поэтому, если бы во главе российской сборной по футболу поставить, например, Ирину Винер, то футболисты перестали бы мазать по воротам. Просто в спортивной гимнастике другой уровень культуры тренировочного процесса. Впрочем, Алексеев идет дальше, чем даже самые лучшие тренера по гимнастике или фигурному катанию. Он считает, что точность и скорость освоения технических элементов может быть намного выше за счет вывода «дофизических» тренировок из зоны сознательной деятельности.
Мы, конечно, говорим о гипнозе. Зачем мучиться с воображением, силясь преодолеть «лукавого», который живет в каждом из нас, если есть возможность работать в стерильных условиях? Отключая свое сознание, спортсмены достигают за один сеанс таких результатов, которые при любом другом раскладе они достигли бы за неделю, а то и за месяц. Не встречая сопротивления, воображение рисует все, что требуется, а слова для «заклинания» подбираются с незнакомой самому спортсмену изобретательностью. Гипноз – это и есть состояние крайнего сосредоточения мысли на чем-то одном.
Очевидно, профессионал, владеющий медитативными техниками, обладает огромным преимуществом перед спортсменом, который не знаком с ними. Во всяком случае, для тренера такой питомец – подарок. Ведь в состоянии гипнотического транса коммутация между мозгом и мышцами достигает такого уровня, когда процесс мысленного освоения элемента спортивной техники сокращается, по меньшей мере, вдвое. При этом качество промысливания (глубина и четкость) резко повышаются, потому что отсутствует «шум».
История знает людей, которым Бог подарил талант самогипноза - это великие «ботаники», анекдотичная рассеянность которых как раз и являлась признаком глубокого сосредоточения на одной мысли – идеального условия для великих постижений. Можно ли себе представить, чтобы человек с требуемыми для данного вида спорта физическими параметрами получил в руки тот самый инструмент познания элементов спортивной техники, которым пользовали Наполеон и Энштейн?
Быстро и эталонно овладеть школой или методикой, пока другие еще на полпути, это только половина успеха. Самое главное – морально-волевые качества спортсмена, его способность входить в управляемый раж или кураж.
Всем известно, что правильный настрой позволяет одолеть соперника более высокого класса только за счет «характера». Если уж считается допустимым регулирование процессов высшей нервной деятельности с помощью таблеток, которые позволяет подвести спортсмена к соревнованиям на пике эмоционально-психической формы, то почему это же самое нельзя делать с помощью гипноза? Если вам не нравится слово «зомби», то замените его другим. Главное, что спортсмен к старту подойдет в состоянии боевой готовности, и без химии в крови.
Дело в том, что мы все подвержены фобиям и страхам, которые настигают нас в самый ненужный момент. И проблема мелких бесов человеческой психики в том, что мы их пытаемся скрывать, чтобы не показать свою слабость. Это неграмотное поведение в спорте, потому что бесов можно изгнать. Я как гипнотерапевт делаю это каждый день. Освободить будущего чемпиона от его фобий – это значительно лучше, портить печень непрерывно подавляя симптоматику с помощью фармацевтических средств. Кроме того, гипноз позволяет делать кое что более существенное. Например, установки, которое сохраняется на следующий день после сеанса. При этом человек находится в здравом уме и ясной памяти. Например, можно боксеру перед боем или бегуну перед стартом внушить состояние, обеспечивающее те самые биохимические процессы, которые сегодня принято достигать с помощью фармацевтики. Не надо думать, что это будет человек с остановившимся взглядом и механическими движениями. «Зомби» бывают только в кино, а в жизни реципиент выходит из гипнотического транса таким же, как и был до него. Никаких изменений, потому что установка сохраняется в подсознании и исполняется безотчетно, на рефлексивном уровне, когда «загорится лампочка». Как бы фантастично это не звучало, но это старая практика, которая применялась во все века. Например, русские княжеские дружины почти полностью состояли из профессиональных сомнамбул. По призыву военачальника они могли мгновенно впадать в состояние ярости, что весьма ценилось (и ценится до сих пор). Почему эти возможности мы не можем применить в профессиональных или олимпийских видах спорта?
Вопрос, на который уже есть ответ, ценен вдвойне. В данном случае, ответ такой: потому что нынешний тренировочный процесс обходит главное – голову спортсмена.
гипноз лого

Гипноз лечение аллергий и фобий

Лечение бородавок внушением было известно многим арабским племенам. На ветке делались специальные «насечки» в количестве, равном числу бородавок у больного и затем внушалось, что бородавки исчезнут, как только засохнет ветка. И действительно, как только ветка засыхала, бородавки бесследно исчезали.
Врачи уже давно подметили, что достаточно превратить процесс приема пациентов в сложный ритуал, как слово сразу приобретает магическую силу. Иррациональная психотерапия применяется, когда больной приходит к врачевателю с предустановкой и надо преодолеть ее, чтобы не мешала. Грабители, натыкаясь на сторожа, просто дают по башке, чтобы тот отрубился. Так и здесь. Иррациональные поступки, впечатляя, временно блокируют сознание, позволяя врачевателю поместить самовнушенную мысль под лампы хирургического стола…
Первым, кто вывел гипноз с народно-цыганского уровня, был Иван, наш, Павлов. Его опыты на собаках позволили создать ученье об условных рефлексах, выступающее сегодня фундаментом рациональной психотерапии. В частности, И. П. Павлов (а позднее М. К. Петрова) вызывали у животных экспериментальные экземы (с шелушением, облысением, экссудативные, мокнущие, сухие с зудом и т. п.), рассматривая пораженные участки кожи как «проекцию известного участка мозга». Они экспериментально доказали, что периферийная нервная система, как и кора больших полушарий головного мозга, могут в равной степени выступать причиной даже таких болезненных процессов, как например, воспаление кожи. В доказательство этой теории известный в прошлом гипнотерапевты П. П. Подъяпольский и В. Н. Фине вызывали на коже человека внушенный ожог, синяк, отморожение.
Особенно интересен эксперимент П. П. Подъяпольского, когда тот однажды погрузил в гипноз крестьянина, наложив на его спину кусок газетной бумаги, смоченный водой, с внушением, что это«горчичник». Через семь минут, когда со спины испытуемого бумага была снята, врач к своему разочарованию не увидел ни малейшей красноты. При расспросе выяснилось, что крестьянин, дожив до 68 лет, не знает, что такое «горчичник» и как его используют. Прошло три года, и П. П. Подъяпольский вновь повстречал этого человека. Выяснилось, что за это время тот дважды перенес пневмонию, и его лечили в том числе горчичниками, которые ставили и на грудь, и на спину. Эксперимент был проведен повторно. На этот раз на коже испытуемого появилась яркая эритема как от настоящего горчичника. Таким образом, был доказан условнорефлекторный механизм внушенного поражения кожи. «Слово, благодаря всей предшествующей жизни взрослого человека, связано со всеми внешними и внутренними раздражителями, …и потому может вызвать все те действия, реакции организма, которые обусловливают те раздражения» (И. П. Павлов). Известный дерматолог А. И. Картамышев приводит целый перечень суггестивных заболеваний кожи: экзема, чешуйчатый лишай, крапивница, гнездная плешивость, простой лишай, кожный зуд, пузырчатка, кожная гангрена, изменения ногтей, бородавки.
И тем не менее, кожные заболевания – это только часть недугов, имеющих аллергическую природу. Сюда можно добавить такие симптомы как учащенное дыхание, повышенное артериальное давление, спазмы, судороги, увеличение содержание сахара в крови и т. д. В этом смысле интересна работа самарского профессора Ю. П. Фролова (1949), который фиксировал успешное применение «гипносуггестивной терапии» в отношении бронхиальной астмы. Эту болезнь ученый считал «типичным примером упрочившегося патологического условного рефлекса».
О каком рефлексе идет речь?
Фролов объяснял так: «два очага возбуждения, возникающие одновременно и в коре мозга, и в центре регуляции тонуса бронхов, совпадают друг с другом во времени». Согласно павловскому учению об условных рефлексах между такими очагами возбуждения образуется временная связь. Например, яркий запах малины, случайно совпавший с приступом кашля, может стать ассоциацией нездорового состояния бронх - «якорем» как говорят психологи. Если это происходит, то человек, едва уловив характерный аромат, будет разражаться кашлем. Со временем «игра в больные бронхи» разовьет в реальную патологию, так как организм рано или поздно физически. Врачи, исследуя эти изменения, будут идентифицировать бронхиальную астму. Ю.П.Фролов так и определяет этот диагноз: «типичный условный интероцептивный рефлекс, фиксирующий однажды установившиеся отношения в коре головного мозга».
Увы, все болезни от нервов! Продемонстрированный пример того, как признак формирует предмет (не наоборот!), позволяет нам предположить, что любое заболевание, имеющее надежную клиническую этиологию, в основе своей имеет некий продукт нервно-мозговой активности. Вспомним способ нервно-мозгового воздействия на человеческую физику, известный в народе «метод Порфирия Иванова». Человек температурит, а его - в прорубь, и откуда тот выбирается вполне здоровым. Если болезнь – это проросшее (например, по аллергическому принципу) впечатление, то ее можно стереть за счет другого впечатления, более сильного. Таким впечатлением для каждого нормального человека является страх перед ледяной полыньей в совокупности с термическим ожогом от самого «купания». Тут мать родную забудешь, не только грипп. Примерно по той же схеме исчезает заикание после испуга, а у солдат во время боевых действий исчезают все «гражданские» болезни типа простуды или ревматизма. Разговоры о включении на полную мощность иммунной системы, конечно, имеют право на жизнь, но представляют собой только фрагмент из общей картины. Ведь эмоциональный шок, стимулирующий защитные силы организма, – это, по сути, оценка или даже отношение к происходящему со стороны мозга. «Моржи», например, получая тот же самый термический ожог и видя ту же самую полынью, пребывают в ровном расположении духа, потому что сознание этих людей не находит в происходящем ничего особенного.
Физическое воздействие на нашу с вами бренную плоть само по себе ничего не значит – реакция организма на клеточном уровне формируется в голове. Если сознание вам докладывает, что это «ужас», то вы начинаете метаться и испытывать боль, а кожный покров получает поражение (например, во время пожара). И наоборот, при тех же обстоятельствах ваше сознание может дать ситуации противоположную оценку, и тогда вы как тот нестинар будет преспокойно разгуливать по красным углям голыми ногами и ничего при этом не чувствовать. Таким образом, боль, как и прочие чувства, - это не сигнал в мозг от страдающей плоти, а наоборот,команда в данный участок тела, идущая от головы. Так что вывод у нас с вами будет пугающим: веселье и страдание человека не зависит от физического воздействия извне на его тело и его органы!
Еще шаг, и мы с вами будем готовы задаваться вопросом о природе наблюдаемой нами мнимости бытия, но в этой статье мы этот шаг не сделаем. У нас другая задача. Мы хотим понять, как лечить плоть, используя внешнее воздействие, но не физическое, а гипнотическое. Мы установили, что мозг руководит всеми клиническими процессами, включая заживление и оздоровление. Вся проблема сводится к вопросу «кнопки». Где она находится, чтобы мы с вами могли включать неиспользуемые возможности нашего серого вещества?
Ответ на этот вопрос есть. Он кроется в человеческих состояниях, которые мы называем экзальтацией: ярость, влюбленность, ликование, скорбь, ужас. Не дай Бог, если один из этих эмоциональных драконов опалит дитя до четырех лет – считай, на всю оставшуюся жизнь ему нервное расстройство обеспечено. Так что мамы и папы, до наступления сознательного возраста не допускайте сильных эмоциональных всплесков в реакциях ваших чад – 90 процентов моих пациентов получили травму психики именно в этом нежном возрасте.
Другое дело - взрослые люди. Для человека со сложившейся психикой состояние экзальтации, или говоря по другому, состояние гипнотического транса, – это и есть та «кнопка», нажатие на которую открывает доступ к возможностям головного мозга. А там нас с вами интересуют, прежде всего, условные рефлексы человека. Ведь среди них есть такие, которые нам не нужны. На языке медицины они называются психосоматическими заболеваниями. Их можно «включать» и «выключать». Во время сеанса гипнотерапии на одном из ранних этажей памяти пациента (до 16 лет) я обнаружил психотравму, которая запускала уже отживший условный рефлекс в виде кожного заболевания. Активировав это воспоминание под гипнозом, я смог убедиться, что краснота на коже руки проступила в полном соответствии с клиникой псориаза, а когда я стер болезненное воспоминание, краснота на коже тоже исчезла, как будто ее и не было.
И. П. Павлов писал: «внушение есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека», словно бы обращаясь к нам – Фомам неверующим, склонным искать в гипнозе черт знает что, но только не великий дар самосовершенствования. Триста лет ученые всего мира ищут в гипнозе следы опасности для человека, в результате, в Европе и США гипнотерапия официально институированна как метод медицинской помощи. Для сравнения: психоанализ, не смотря на бешенную популярность, остается видом деятельности, не имеющим отношения к медицине.
Гипнотический транс является самым здоровым и естественным нашим состоянием. Мы даже не подозреваем, что пребываем в нем несколько раз на дню, когда, например, о чем-то задумаемся, читаем или просто удивляемся, восхищаемся, гневаемся, радуемся, страшимся... Охваченные чувством творческого озарения, обиды или вины, мы тоже - в гипнозе! Почему? Потому что все упомянутые состояния объединяет одна особенность: человек в этот момент отрешен от всего. Он эмоционально сосредоточен на чем-то одном. Те, кому такая концентрация дается лучше других, становятся вершителями судеб. Наполеон, Бетховен, Энштейн, Суворов, как и все прочие великие люди, умели полностью «отключаться». Мемуары современников описывают их как рассеянных, причудливых или даже невоспитанных людей, но мы, гипнотерапевты, знаем, что свою репутацию они заслужили умением мгновенно погружаться в транс, чтобы мобилизовать свои ресурсы для решения конкретной интеллектуальной задачи. И чем глубже транс, тем гениальнее решение. Со стороны это выглядит как неуместное, а иногда даже как оскорбительное поведение, но на самом деле это проявление высокой человеческой природы. В этой связи предлагаю учителям, родителям, а заодно и новому Министру образования РФ, припомнить, чем обращает на себя внимание классический двоечник? Уж не витанием ли в облаках? Разве не для таких учеников в современных российских школах организованы классы- отстойники с упрощенной программой образования?
Да, не всем Бог дал «кнопку», поэтому для большинства, то есть для людей гармоничных и коммуникабельных, существуют гипнотерапевты. Разоблачая мифы вокруг этой профессии, я скажу, что гипнотерапию наиболее уместно сравнивать с родовспоможением. Ведь гипнотерапевт только помогает пациенту «родить», то есть реализовать заложенную в нем способность. Другое дело, что эта способность распределена в людях неравномерно. В ком-то ее можно легко развить, такие люди овладевают самогипнозом (обращайтесь), но большинству требуется обычный режим редактирования собственной личности, чтобы под руководством опытной «повитухи» осуществить процедуру избавления от снедающей страсти или наваждения. Как правило, речь идет об одной или нескольких «фобиях» (иррациональных страхах), а так же о вполне телесные заболеваниях (см. выше), полученных в результате эмоционального потрясения. На устранение таких расстройств требуется от двух до пяти сеансов, каждый из которых занимает по три-четыре часа. Так что совсем не обязательно быть Наполеоном, чтобы воспользоваться тем, что сделало его великим - достаточно обратиться ко мне или моим коллегам. Правда, чтобы прийти к мысли, что это вам необходимо, надо тоже суметь сосредоточиться. Ну вы, уж, не подведите…
гипноз лого

Геннадий Иванов гипноз отзывы.

Отзывы о лечении гипнозом

Как и всякое необычное дело, гипноз притягивает к себе внимание сочинителей самых умопомрачительных представлений.  Например, доводилось мне слышать рассуждения о том, что гипноз может быть опасен.

Представьте себе человека, который настолько крепко задумался, что не обращает внимания на то, что творится кругом. Представили? Так вот это и есть гипнотический транс. Нет ничего более естественного для человека, не правда ли? Некоторые думают, что человек, находящийся в гипнозе, находится в подчиненном состоянии. Этот миф идет от эстрадного гипноза, где люди по хлопку засыпают и просыпаются, но никто не видел человека, который бы отказался от участия в шоу, но его все равно загипнотизировали и заставили что-то делать. Потому что человек, даже будучи погружен в гипнотическое состояние (что-то среднее между бодрствованием и дремой), сохраняет свою волю. Не случайно, гипноз не используют следователи, хотя кто бы из них не хотел получать признательные показания, не выходя из кабинета? Из-за абсолютной безвредности гипноза (я не беру опыт цыганок и экстремистов – это тот случай, когда карандаш используется для протыкания глаз) в законодательстве РФ полностью отсутствуют ограничения на его использование. А ведь сколько народу верит, что человек, дающий сеансы гипноза, обязательно должен иметь при себе «бумагу». Не должен!  Но как всякая практика, эти сеансы должны приносить пользу тем, кто к ним прибегает.

Я привел отзывы о лечении гипнозом, в том числе отрицательные, чтобы общая картина эффективности моих услуг соответствовала действительности. Должен подчеркнуть: ни один отрицательный отклик не связан с ухудшением состояния здоровья или каким-то другим вредом, обнаружившимся после сеансов. Гипноз безвреден - речь идет исключительно об ожиданиях, которые оказались неудовлетворенными. С другой стороны, на каждое разочарование приходится 10 триумфов, что вселяет оптимизм.

▌ Сканы отзывов ВК «Лечение страхов и фобий. Обучение гипнозу»FB «Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом» ▌ Медицинский портале medbooking.com  ▌ Канал youtube гипнотерапевта Геннадия Иванова ▌ Записи аутогенных тренировок & самогипноз.





Отзывы о работе психолога, гипнотерапевта Геннадия Иванова

В основе механизма образования фобий лежит представление о двойственной природе психики, состоящей из сознания и подсознания. Будем употреблять именно термин «подсознание», подчеркивая тем самым, что это «внутреннее знание» может быть осознано. Реальной проблемой считается иррациональная часть страха, что со временем развивается в фобию — неадекватную реакцию на окружающее. Рациональная составляющая страха должна оставаться, ведь эта базовая эмоция мобилизует силы организма с целью выжить.

Лечение фобий сводится к сознательному поиску ассоциативной связи того или иного симптома с травмирующим событием прошлого. Техники гипнотерапии стирают, «размагничивают» условный рефлекс, действующий во многих случаях как гипнотическое внушение.

Гипноз: отзыв о лечении страха ездить в метро & псориаз.
Новости допинга. Как и в чем эффективен гипноз в спорте?
Гипноз: отзыв о лечении фобии собак (кинофобия).
Гипноз: отзыв о лечении гипнозом кожных заболеваний (красный лишай).
Гипноз: отзыв о лечении страха темноты (никтофобия).
Психосоматика & Гипноз: отзыв о лечении панических атак.
Почему в гипнозе эффективно работать с памятью
Гипноз: отзыв о лечении арахнофобии (страха пауков).
Гипноз: отзыв о лечении тахофобии (боязнь скорости).
Гипноз: отзыв о лечении страха публичных выступлений.
Гипноз: отзыв о лечении офидиофобии (страха змей).
Гипноз: отзыв о лечении социофобии (запрет выражать эмоции).
Гипноз : отзыв о лечении социофобии и акрофобии (страха высоты).
Гипноз: отзыв о лечении социофобии (страха осуждения).
Тату под гипнозом. Обучение самогипнозу.
Гипноанестезия. Лечение глубокого кариеса под гипнозом.