August 22nd, 2017

гипноз лого

Теория происхождения сознания или Бикамеральный разум. Идеи психолога Джулиана Джейнса

"Наши предки слышали голоса и, по сути, управлялись звуковыми галлюцинациями. Ежедневно слышать голоса «богов» было для них естественно, ибо они имели иную ментальность, а сознание, какое есть у нас, возникло около трёх тысяч лет назад. Так утверждает американский психолог Джулиан Джейнс (1920 – 1997), автор книги «Происхождение сознания в процессе распада бикамерального ума» (1976 год).

Джейнс считает, что мы до сих пор ещё приспосабливаемся к новому виду ментальности – сознанию, а посему пережитки бикамерального ума (иначе – двухкамерного или двухпалатного) сохраняются в повседневной жизни. К ним можно отнести потребность в вере и религии, а также слуховые галлюцинации, которые порой случаются не только у больных шизофренией, но и у вполне здоровых и адекватных людей.

Согласно гипотезе двухкамерности, до определённого времени человек не имел сознания в нашем понимании, а его разум состоял из двух частей – одна принимала решения, другая им следовала, а сама коммуникация происходила с помощью речи. Таким образом, когда ситуация требовала от человека принятия какого-либо решения, в его голове звучал голос, который указывал ему, что делать. И человек подчинялся. Собственно говоря, у «двухкамерного» человека отсутствовало внутреннее метальное пространство, в котором могли возникнуть противоречивые мысли или несогласие с полученным приказом.

Двухкамерный человек приписывал внутренний голос либо божеству (нередко персональному), либо правителю – царю, фараону, жрецу. Подобный склад ума требовал соответствующего общественного строя: двухкамерные царства были иерархическими теократиями. А некоторые древние цивилизации Джулиан Джейнс и вовсе сравнивает с колонией социальных насекомых.

Джейнс также сделал любопытное наблюдение: «воображаемый друг», который появляется по меньшей мере у трети современных детей в возрасте от двух до пяти лет является частью нашего двухкамерного наследия. Учёный допускает, что данный феномен подкрепляется вербальными галлюцинациями.

Распад двухкамерного разума начался около 1400 года до н. э., и его можно отследить по появлению новых идей. Среди таковых Джейнс выделяет идею небес, куда удалились боги (люди перестали слышать голоса, то есть боги покинули их) и идею посредников между Небом и Землей (теперь волю богов сообщают оракулы или пророки).

Большую роль в распаде двухкамерного разума сыграло появление письменности.

Теорию двухкамерного ума косвенно подтверждает строение нашего мозга и наличие межполушарной асимметрии (левое и правое полушария отвечают за разные психические процессы)." © volynska

Джулиан Джейнс. Сознание и голоса внутри.
Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность».
Дмитрий Фантасов, "Происхождение богов и современного сознания: теория двухпалатного ума Джулиана Джейнса."

гипноз лого

"Негипнотическая" терапия (сложный пост)

❶ Можно ли без гипноза добиться изменений на всех уровнях: мышление, поведение, самочувствие? Безусловно, скажу более регрессивная гипнотерапия содержит гипноз больше в названии, по содержанию это смесь 1 к 9 гипнотических и трансовых методов.

Поскольку для кого-то жизнь это игра словами: гипноз это так круто и полезно, то стоить задуматься над следующим фактом. Если в сомнамбулизме внушить идею, то последняя будет влиять на ход рассуждений, а значит и действий, до тех пор пока либо реципиент не осознает амнезированные мысли в полной мере, либо значительно ослабнет поддерживающая эмоция.

Это легко проверить на практике, откуда и убедился в сказанном. Например, смоделировать заикание в глубокой стадии гипноза и проследить как дальше. Неужели останется? Что следует сделать для закрепления эффекта? Влияет ли стадия гипноза: в чем выразятся отличия внушений, данных при каталепсии и при сомнамбулизме?

Пример профессора А. Фореля из книги „Der Hypnotismus, oder die Suggestion und die Psychotherapeie"

"Одной девице X. я, в тот момент, когда в комнату вошел совершенно незнакомый ей молодой человек (она была наяву), неожиданно сказал: „вы знаете этого гражданина; месяц тому назад он на вокзале похитил ваш кошелек и убежал с ним". Она окинула его своим взглядом, сначала несколько удивленным, но затем тотчас же подтвердила сие, живо вспомнила все, прибавила даже, что в кошельке ее было 20 франков и, в конце концов, потребовала наказания этого гражданина. Раз я с успехом могу внушить другому человеку амнезию о какомлибо прошедшем периоде времени или некоторых мозговых его динамизмах (напр., об усвоенном языке), то, наоборот, с таким же успехом могу внушить ему и несуществующий плюс непережитых воспоминаний, по скольку только я ввожу в его мозг соответствующие представления. Если я загипнотизированному скажу: „вы можете говорить по-санскритски", то он не съумеет говорить на этом языке (если* никогда ему не учился), но, если я ему скажу: вы то-то и то-то пережили, сделали, сказали, задумали и т. д., то он будет убежден в том, что он в действительности это сказал, сделал, задумал, вполне приобщит это внушение к воспоминаниям своей прошедшей жизни и дополнит его в тех частях, где гипнотизером оставлены пробелы (напр., в упомянутом случае содержимое кошелька). Один восьмилетний мальчик, которого я демонстрировал юридическому обществу в Цюрихе, под влиянием моего внушения божился, что один из стоящих пред ним адвокатов 8 дней тому назад украл у него носовой платок. На дальнейшие расспросы по этому поводу он сам присовокупил еще точное указание места и часа. Пять минут спустя я внушил ему, что всего этого не было и что он никогда этого не утверждал. И мальчик с такой же уверенностью, вопреки негодующим напоминаниям юриста, отвергал только что сделанное показание. Выяснение этого высоковажного факта многочисленными примерами — великая заслуга Bernheim'а, который такие ретрактивные внушения делал даже коллективно, создавая тем ряд ложных свидетелей, с глубочайшей убежденностью дававших свои показания. Bernheim указал на то, что подобные ложные воспоминания особенно легко внушаются наяву детям, инстинктивно склонным усваивать в большей или меньшей мере все, что им в известном тоне говорится взрослыми. И действительно, во многих случаях, когда на фантазию действуют сильные впечатления, внушение может иметь успех и без предшествовавшего гипнотического сна, особенно же у детей и людей слабых, а потому ясно, как велика опасность внушения им какого-нибудь ложного показания, особенно же ложных признаний, суггестивными вопросами самого судебного следователя.— Как указал Bernheim, подобные случаи в уголовных процессах происходили действительно нередко. Из истории знаменитых процессов юристы, наверное, сумеют извлечь несколько подобных случаев."

В XX постгипнотические внушения на длительном интервале до года и дольше исследовали советские гипнологи Гримак, Тихомиров. Изучающим психику стоит очень внимательно прочесть выводы, которые были детально проверены, исходя из экспериментов на сомнамбулах. Средне- гипнабельнымии субъектами мало кто занимался, но структура личности одинакова у всех людей, поэтому результаты остаются в силе. Набросаю пару парадоксальных заключений: нет никакого состояния Эсдейла (Esdail state) как это описано в книге Элмана "Гипнотерапия" (Дэвид был выдумщик еще тот), кодирование отлично прокатывает при полном сомнамбулизме, даже при аллергии, не говоря уже о заикании и курении. Сомневаетесь, проверьте.

❷ "И если кто из них какою, страстью был одержим, то по этому пороку и бога себе избирал, в которого и веровал... Так же, как эллины почитали богов в зависимости от страстей своих, ты восхваляешь изменников, будучи изменником сам; как они вместо бога чтили свои тайные страсти, так же и ваша скрытая измена выставляется, словно правое дело. " — один мудрый царь

Джей Хейли ТЕРАПИЯ ИСПЫТАНИЕМ. Необычные способы менять поведение

"Обсуждая проблему психотерапевтического воздействия, Дж. Хейли сразу начинает с ключевой для любой психотерапии проблемы — изменения. Изменение — цель и результат терапии; все остальное — инструмент, средства его достижения. И оказывается, что вла-дение инструментом, даже таким мощным, как гипнотический транс, еще не гарантирует достижения цели. Инструмент нужно уметь применять. Рассматривая механизмы терапевтического воздействия “тяжелого испытания” , Дж. Хейли показывает нам, как это делается.

Эти механизмы затрагивают глубинные закономерности изменения (не зря Дж. Хейли говорит об испытании как о “теории” изменения). Они парадоксальны и в основе своей просты и заключаются в том, что пациенту предлагается задание субъективно более тяжелое, чем симптом. Эффективность такого приема основана на простом допущении: если для человека тяжелее иметь симптом, чем отказаться от него, он расстанется с симптомом.

Таким образом, человеку предлагается выбор, и он делает его, отказываясь от симптома. Здесь, однако, есть маленькая хитрость: этот выбор осуществляется пациентом бессознательно. Если бы человек мог произвольно отказаться от симптома, он не обращался бы к психотерапевту. Дж. Хейли в самом общем виде описывает данный механизм следующим образом: “Необходимо придумать нечто, что телу будет тяжелей выполнять, чем ... (симптом), и поэтому тело начнет контролировать само себя”. Вместо “тела” здесь можно было бы сказать “бессознательное”. Тяжелое испытание — прием типично эриксоновский по сути; он представляет собой способ контролировать то, что ранее было неподконтрольно. За этой “негипнотической” техникой стоит весь огромный гипнотический опыт Милтона Эриксона. Возможно, что это и есть механизм терапевтического изменения: создать такие условия, в которых на определенном (чаще всего — бессознательном) уровне человек осуществляет выбор, в результате которого обретает контроль над ранее неконтролируемым поведением. “Верно использованный прием тяжелого испытания ... побуждает человека сдерживать себя с тем, чтобы не выполнять задание”. Особенно ясно это видно на таких парадоксальных примерах, когда испытанием является сам симптом. Человеку предлагают намеренно вызывать у себя симптоматическое поведение, тем самым делая его контролируемым. Симптом — это то, чего человек не может не делать. Если человек намеренно делает то, чего он не может не делать, то это уже не симптом, а произвольное поведение."

«Гипноз» по методу Милтона Эриксона.
Эксперименты по гипнозу (сверхглубокие стадии гипноза, гипноз в спорте, моделирование состояний в гипнозе).
гипноз лого

Регрессивный гипноз: отзыв врача о лечении аллергии и социофобии.

Запросы: аллергия на цветение и на рыбу, клаустрофобия, острая реакция на критику, социофобия. Отзывы о сеанса гипноза Геннадия Иванова.

«Добрый день! Меня зовут Иван, я по образованию врач, хочу поделиться своей историей и результатами работы с Геннадием Ивановым. С 13 лет меня мучает аллергия на рыбу хек и цветение деревьев. Обострение начинается в марте - аллергический конъюнктивит, аллергический ринит, затрудненное дыхание и протекает до начала июня. Живу с этим проклятьем больше половины жизни и перепробовал все известные медикаметозные методы лечения. Помогала только гормональная терапия на период обострения. Это очень сильно портило и сковывало мою жизнь, я мечтал избавиться от этой проблемы, но с каждым годом надежда на излечение таяла, как последний снег в начале апреля... Вместе с этим обнаружил у себя боязнь замкнутого пространства - в лабиринте испытал панику и затруднения дыхания, опустился на колени и пополз к выходу, и живу с постоянным дискомфортом в общении с малознакомыми людьми. Обратился к Геннадию с вышеуказанными проблемами и спустя 3 сеанса(3!!!!) чувствую себя другим человеком. Особенно поразило, что аллергическая реакция(перед сеансом поел рыбу хек, начиналась сильная крапивница) прошла в ходе сеанса!!! Я многое переосмыслил за время работы с Геннадием, это восхитительный человек и первоклассный специалист, который творит чудеса и избавляет от социального дискомфорта. СПАСИБО!!!» © medbooking.com/doctor/ivanov-gennadij-juryjevich

ONLINE-КУРС «ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА». Online-обучение гипнозу и когнитивной гипнотерапии: лечение фобий и психосоматики через поиск психотравм в гипнозе.