April 7th, 2020

Гипноз

Детская психосоматика, примеры лечения фобий из практики психолога, гипнотерапевта Геннадия Иванова

Случаи детских психосоматических заболеваний крайне распространены на сегодняшний день, а родители, приводящие больных детей к психотерапевту, даже не подозревают, что причина болезни ребенка чаще всего лежит в отношениях между всеми членами семьи.
Сегодня психосоматические заболевания у детей в большинстве направлений психотерапии рассматриваются как функция от семейных отношений, когда ребенок выступает лишь как, так называемый, «идентифицированный пациент» - субъект, с которым члены семьи идентифицируют свою собственную проблему.

Детская психосоматика. Когда и как применяется гипноанализ для лечения детских фобий и страхов.


Болезнь ребенка как функция всей семьи
Приведем простой пример. Восьмилетний Коля начал жаловаться на боли в животе. Так как врачи не смогли найти органических причин подобного расстройство, родители привели Колю к психологу. Что же может сказать психолог по поводу состояния маленького Николая? Дело в том, что расстройство пищеварительной системы – это нормальная реакция на стресс[1]. И, действительно, это нормальная реакция в животном мире – опустошать свой кишечник при нападении хищника, дабы лишний груз не мешал бегству. А когда у ребенка еще и слабый тип нервной системы, такая реакция наблюдается практически при любом стрессе. Возможно, даже и некоторые читатели узнали себя в этом описании и вспомнили, как у них сводило живот при важных школьных мероприятиях или экзаменах.
Психолог начал анализ взаимодействий в семье Николая, и, как оказалось, у ребенка сводило живот чаще всего именно в те моменты, когда ругались его родители. Из-за этого родителям приходилось отвлекаться от своих разборок и заниматься ребенком.
И примеры подобных реакций, когда ребенок пытается с помощью своей болезни так или иначе сохранить семью огромное множество. Например, пятилетняя Наташа, начинает устраивать истерические припадки, когда родители ссорятся, а у десятилетнего Васи случается очередной астматический приступ.
Таким образом, в подобных ситуациях проявляется несколько механизмов формирования болезни. Во-первых, запускается стрессовая реакция ребенка и его страх. Во-вторых, активируется его предрасположенность к тем или иным заболеваниям или симптомам, например, как запуск астматического приступа. В-третьих, ребенок получает подкрепление для своей болезненной реакции, так как родители все-таки перестают ругаться.
И, казалось бы, все проблемы должны были бы пройти, когда такой ребенок подрастает и становиться взрослым и независимым, однако, этого не происходит, так как подобный способ реагирования уже закрепился и, скорее всего, уже взрослый человек будет испытывать все такие же болезненные реакции при встрече с любым стрессовым событием.

Все, чтобы сохранить семью
Как ни странно, дети порой находят способы, чтобы объединить семью даже тогда, когда она уже распалась. И здесь очень хорошим вариантом может служить все та же болезнь.
Так, родители маленькой Василисы в разводе уже больше года, однако, оба ухаживают за ребенком. Так уж получилось, что у Василисы периодически начинаются приступы рвоты, с которыми она не может ничего поделать, как не могут понять причины и родители. Несмотря, на то, что родители находятся в разводе, мать Василисы в моменты таких приступов звонит отцу, после чего, последний отвозит ее к врачу, который успокаивает как дочь, так, собственно, и отца. Отец возвращает дочь домой, после чего они долгое время обсуждают с бывшей женой проблемы дочери и способы их разрешения. Василиса же в этот момент наблюдает картинку, что родители снова вместе и общаются как раньше и приступ психогенной рвоты отступает, пока папа снова не покинет семью.
А вот родители двенадцатилетнего Максима не находятся в разводе, однако, их семейные отношения никак нельзя назвать счастливыми. Отец и мать живут по разным комнатам. Отец периодически выпивает и большую часть времени проводит, либо на работе, либо в баре, либо со своей любовницей. Мать делами отца не интересуется как раньше. Собственно, единственная причина по которой она не развелась с мужем, является наличие ребенка «которому нужен отец». В итоге, когда-то яркие и насыщенные отношения, теперь превратились в серые будни отвращения друг к другу, что для ребенка предстает достаточно грустной картиной. Но, все меняется, когда у ребенка неожиданно отказывает кисть и происходит, то, что зовется истерическим парезом. Мама через весь дом кричит папе, что у ребенка «опять началось», и они вместе начинают обсуждать, что же делать с молодым пациентом.
В результате, ребенок снова всеми силами пытается сохранить семью и вернуть любовь родителей, как друг к другу, так и к нему. Механизм же лежаний в основе таких заболеваний, это эмоциональное подкрепление.

К чему приводит гиперопека
Еще одним результатом работы эмоционального подкрепления может стать низкий иммунитет ребенка и его постоянная болезненность.
Никите уже тринадцать лет, но он постоянно болеет. Из-за этого он плохо учиться, отстает в физическом развитии, так как пока его одноклассники играют на улице, он лежит дома с температурой. Никита заболевает при любом изменении погоды. Он склонен подхватывать всякие инфекции, травится незнакомой ему пищей и вообще выглядит достаточно слабым ребенком.
Такая ситуация, как ни странно, связана прежде всего с гиперопекой и тревожностью родителей, ведь на протяжении всего детства, как только заболевало их чадо, внимание мамы и бабушки было полностью приковано к ребенку. Мама и бабушка бегали вокруг него, пока молодой принц лежал в кровати. Они не выпускали его на улицу в плохую погоду, постоянно давали нарекания по типу «Не выходи, а то заболеешь», «Не трогай, там микробы», «Не клади это в рот, отравишься» и т.д. При малейшем подозрении на болезнь ребенка помещали на «семейный карантин» и обкладывали лекарствами и заботой.
На самом деле это колоссальная проблема современного воспитания, ведь родители в такой семье не только наглядно демонстрируют ребенку «выгоду» быть больным, по типу заботы родственников, отсутствия необходимости идти в школу и т.д. Они, помимо прочего, не дают формироваться детскому иммунитету. И, действительно, чем более человек молод, тем больше у его организма необходимость взаимодействовать с новым и незнакомым, брать в рот всякую гадость и копаться в грязи. Это все помогает выработать антитела в организме, которые в последующем и формируют иммунитет для борьбы с различными заболеваниями. В итоге ребенок, от такой «заботы» и стремления защитить, растет только более беззащитным и подверженным различным болезням.

Когда не хватает внимания
В примере с Никитой мы в качестве основного механизма возникновения заболевания рассматривали гиперопеку со стороны родственников. Однако, очень часто, мы получаем абсолютно похожую проблематику, но уже не в виду гиперопеки, а виду того, что родители просто не обращают внимания на ребенка ни в каких других ситуациях кроме болезни.
Так, родители восьмилетнего Миши, очень поглощены своими отношениями, и порой кажется, что ребенка они завели лишь как придаток таких отношений или как способ оправдаться перед требованиями социума. В результате, заботу ребенку оказывают в основном бабушка с дедушкой, в то время как мама с папой пропадают днями и ночами. Но, когда-то давно Миша заметил, что, когда он болеет, родители все-таки вынуждены хоть немного проводить с ним время и водить его по врачам. Миша растет слабым ребенком склонным к заболеваниям.

Здесь мы тоже можем говорить о важности социального подкрепления. Однако, почему так страдает иммунитет ребенка, ведь в данном случае, в отличии от предыдущего, ребенку все позволено, так как за ним никто не следит, и он может дать полное раздолье своим импульсам, может ходить гулять и ковыряться в лужах?
Дело снова в отношении к ребенку родителей, а в частности в так называемой социальной депривации. Данный феномен подробно изучал Джон Боулби[2], который показал, что в случаях отсутствия материнской заботы и любви в раннем детстве испытывают задержку и отклонения в эмоциональном, физическом и интеллектуальном развитии. Тоже происходит и при показной заботе, когда родитель воспитывает и «заботиться» о ребенке только потому, что он должен это делать, и не более того. Ребенок полностью лишенной любви родителей, но при этом полностью зависимый от нее, лишается возможности для развития как в физическом, так и психологических планах и поэтому он растет недоразвитым и депрессивным.

Чем еще опасна гиперопека?
Чуть выше мы рассмотрели один из вариантов гиперопеки, который заставляет ребенка заболевать для привлечения внимания. Но предположим, что в данной семье все складывается хорошо и гиперопека сама по себе не приводит к тому, что ребенок заболевает. В таком случае мы, казалось бы, имеем множество плюсов для растущего организма. Ребенок растет, ни в чем не нуждаясь, все проблемы родители решают за него, предоставляя последнему все возможности для развития и роста. Проблема в том, что такая сказочная жизнь заканчивается, как только ребенок вступает в ту или иную социальную группу.
Так, для семилетнего Саши настала пора идти в первый класс. Он не посещал до этого ни детского сада, ни нулевок, так как родители полностью о нем заботились и нанимали репетиторов. У него практически не было друзей, так как он редко выходил из дома, да и вообще родители ограничивали его круг общения. Зато ребенок рос «умным и талантливым». Но вот настала пора идти в школу. Во время всего первого дня Саша плакал. В то время как обычные дети находят себе друзей просто садясь с ними в первый раз за одной партой, Саша так и остался один. Более того, он умудрился подраться с несколькими одноклассниками, где не вышел победителем. И с этого момента он все чаще и чаще начал заболевать, что, конечно же, давало ему возможность не посещать «ненавистную» школу.
В чем же тут проблема? А все дело в том, что крайне опекающее воспитание не дает ребенку сформировать необходимые навыки социального взаимодействия. Ребенок, например, не понимает, как заводить знакомства, что значит справедливость и щедрость, почему люди должны делить все поровну, а не отдавать все ему, почему кто-то может занять твое место и что с этим делать. Проще говоря, гиперопека не позволяет формироваться навыкам социального взаимодействия и решения проблем и как только ребенок попадает в «реальную жизнь», пока что в виде школы, он начинает встречаться с непреодолимыми стрессами и его психика вполне может не выдержать, вплоть до того, что ребенок будет испытывать панические атаки, истерики, мигрени и т.д. лишь бы покинуть стрессовую ситуацию, т.е. школу.
Поощрение подобного поведения со стороны родителей приводит к еще большей деградации человека, что в будущем создаст проблемы при социализации во взрослом мире по типу устройства на работу или заведения отношений.

Психосоматическая аллергия и причем здесь наши чувства?
Снова вернемся к первому походу в школу. Наверно, где-то существуют дети, которые идут в школу в первый раз с большой охотой и желанием. Но многие боятся этого – страшное место, где ты будешь один среди незнакомцев, целый день, которые длиться вечность. Малыш ждет заботы и наставлений от родителей, которые должны оказать ему максимальную поддержку в этом сложном деле…
Однако, маленькому Лене такой поддержки никто не оказал, а просто выставили его из дома за дверь с огромным портфелем с указанием, чтобы тот «не забрел куда-то еще помимо школы». Леня в страхе и ужасе проходит сотню метров до школы, где стоит огромная толпа людей. Наконец, он находит свое место в линейке, и учитель берет над ним шествие. Страх вроде спадает, но на смену ему приходит ощущение глубочайшей обиды на родителей – «Как они могли бросить меня». Время подходит к перерыву на обед, а в школе, как известно, подают «вкуснейшую запеканку», после поедания которой, Леню вырвало, и он отравился. После этого случая Леня не ест как сами запеканки, так и половину ингридиентов, из которых она сделана. Более того, симптомы отравления могут усиливаться в ситуациях, когда Леня обижается на других, что сильно бьет по его здоровью.
Подобные реакции исследовал К.М. Быков[3]. Он показал, что мы можем образовывать условные рефлексы на физиологические реакции организма. В частности, в описанном выше случае, эмоция обиды объединилась с реакцией отравления, после чего любой триггер, вызывающий обиду, провоцирует реакцию отравления. Это и представляет из себя сущность психотравмы.
Обычно такие психотравмы образуются в более раннем возрасте, когда ребенок намного больше склонен реагировать именно своим телом на те или иные раздражители, и когда его иммунитет достаточно слаб, а психика еще не оформлена и не стабильна, чтобы справляться с повседневными стрессами.

Когда мама сама не понимает, чего хочет
Хотя мы здесь и обсуждаем чисто психосоматические заболевания имеет смысл упомянуть и одно психическое заболевание причины, которого также достаточно часто приписываются неадекватным семейным отношениям, в которых особую роль играет мать ребенка. И здесь мы говорим о шизофрении. Конечно, сейчас в качестве основных причин данной болезни рассматривают именно биохимические факторы, однако, существуют и типы шизофрении, связанные исключительно с психологическими факторами, по типу неврозоподобной шизофрении.
Появлении такой шизофрении в психоаналитической теории связывают с так называемой шизофреногенной холодной матерью. А в системной семейной терапии говорят о специфическом типе коммуникации таких матерей с ребенком. Наиболее, известный пример здесь описан Грегори Бейтсоном[4].
Молодого человека в психиатрической больнице приходит навестить его мать. Подросток делает успехи в лечении и у него уже давно не было припадков. Однако, как только приходит его мать все меняется. При встрече, он тянется обнять его, но она отстраняется, после чего говорит: «Что же ты не обнимешь свою маму». Таким образом она передает разные сообщения на вербальном и невербальном уровнях. В результате у больного снова случается припадок, а мать просит убрать его подальше и уходит.
Возникновение данной болезни также напрямую связано с эмоциональной депривацией, о которой уже упоминалось выше. В итоге, если мать холодна, ребенок становится недоразвитым, неспособным формировать эмоциональные связи и отражать эмоции других людей, он погружается в свой внутренний мир отгораживаясь от внешнего, что и превращает его в инвалида.

О самых маленьких и кожных заболеваниях
На сегодняшний день большую проблему для исследователей представляют кожные заболевания у младенцев и детей немногим более старшего возраста. Неожиданно у недавно рожденного малыша наблюдаются высыпания по всей кожи, на что и приходит жаловаться врачу его мама. Давайте же разберемся откуда берутся такие заболевания у детей.
Как ни странно, несмотря на то, что маленький ребенок еще ничего не понимает причина проблемы также лежит в его семье и, опять же, в его матери. Младенец и мама являются неразрывным целым. Ребенок еще не дифференцирует себя от матери, для него она как бы предстает продолжением тела. От мамы зависит выживание ребенка, мама дарит тепло и счастье. И именно поэтому так важно чувствовать все то, что чувствует мама. В результате, если мама расстроена расстроен и ребенок. Если обижается мама обижается и ребенок. Если мама испытывает стресс, то в стрессе находится и ребенок. Это было показано в одном из исследований Элис Грехем. Она попросила матерей заполнить опросники, по поводу частоты домашних ссор. Затем проверила активность мозга детей в возрасте от шести до двенадцати месяцев с помощью МРТ. На детей надели наушники и когда они спали, проигрывали набор бессмысленных фраз, записанных нейтральными и злыми голосами. В итоге, дети, чьи родители часто выясняли отношения, при звуке злого голоса показывали более сильную нейробиологическую реакцию в тех участках мозга, которые связаны с обработкой стресса и эмоций[5].
Одна из теорий предполагает, что ребенок просто не обладает теми средствами и возможностями для выражения эмоций и стресса, какие есть у взрослого человека, в результате чего, это все выражается через тело в виде этих самых кожных высыпаний. Одним из доказательств такой возможности формирования кожных заболеваний является работа Картамышева[6], который продемонстрировал, что кожные заболевания могут формироваться за счет чисто психологических механизмов.
Именно поэтому сейчас все чаще наблюдаются случаи лечения подобных заболеваний у детей через психологическую проработку проблем мамы.

Когда детские страхи становятся взрослыми
Фобии также причисляют к психосоматическим заболеваниям в широком подходе к психосоматике. Ведь фобии это не прост страх, это страх, который проявляется спазмами и зажимами в теле, выделением гормонов стресса и страха и преобладанием деятельности подкорковых областей мозга. Сами же фобии обычно образуются по принципу условного рефлекса, открытого еще И.П. Павловым[7].
Возьмем маленького Костю, который всю жизнь наблюдал как мама ругается с пьяным папой, после чего пьяный папа бил маму, а периодически и самого Костю. Если в начале Костя еще пытался сопротивляться агрессии отца, то постепенно он свыкся со своей судьбой и попытался адаптироваться к ситуации. Он перестал отвечать отцу злобой, а скорее пытался успокоить его и не ругаться с ним. Пытался успокоить маму, когда она с ним ругалась. Он приучился слушать отца, когда тот в пьяном бреду начинал ему рассказывать «свои тюремные истории». В итоге Костя пытался сделать все чтобы избежать агрессии отца, которая вызывала в нем смертельный страх. И, конечно, сейчас, уже повзрослев, Костя имеет проблемы в общении, ведь он боится других мужчин, особенно тех, кто старше или авторитетнее его, он не вступает в конфликты, а любая ситуация общения вызывает в нем чрезмерное волнение. Все это произошло потому, что когда-то детский страх отца стал основной когнитивной схемой ребенка, через которую он по мере взросления и смотрел на мир, видя угрозу в каждом человеке своего пола.
Однако, в таких ситуациях не все так просто. Ведь агрессия родителей может формировать не только социофобию, а, например, в целом тревожный характер. И тогда любой жизненный стресс будет заставлять нашего больного чрезмерно реагировать на ситуацию.
В такой же ситуации могут формироваться и иные специфические фобии. Например, если разгневанный отец запирал ребенка в темном подвале (или же ребенок сам там прятался от отца вместе с матерью) у него может помимо прочего возникнуть и страх темноты. Или если когда-то родители, шутки ради, подняли ребенка высоко над землей, думая, что ему будет весело, у самого ребенка может сформироваться страх высоты и т.д.

Семья, ребенок и психотерапия
В данной статье мы упомянули лишь частные примеры психосоматики у детей и практически не говорили о чисто психологических расстройствах. Например, очень часто у детей наблюдается клептомания, которая заставляет родителей, каждый раз объединяться, чтобы «достать» ребенка из тюрьмы. У детей наблюдается плохое поведение в школе, также для привлечения внимания. У мальчика наблюдаются гомосексуальные наклонности, только из-за того, что отец был жесток с ним. Напуганный ребенок начинает заикаться и многое другое.
Из этого всего создается впечатление, что все проблемы ребенка лежат в его семье и в 90% случаев это действительно так, если мы не учитываем различные генетические отклонения и сторонние травмы по типу изнасилований педофилом или травли в школе.
В результате при появлении подобных проблем с детьми, конечно, необходима психотерапия всей семьи, которая помогла бы сделать связи в ней функциональными и наладить взаимоотношения между ее членами, также, как и сформировать адекватный способ реагирования у ребенка. Ну а если ребенок уже вырос, то это не значит, что проблемы детства так и остались в детстве. Скорее всего они вскроются на очередном сеансе индивидуальной психотерапии.
Таким образом, если вы заботитесь о здоровье своего ребенка, прежде всего стоит обратить внимание на то, что происходит в вашей семье, ведь только здоровая семья может взрастить здоровую личность.

Литература

  1. Сапольски Роберт. Почему у зебр не бывает язвы. СПб: Питер, 2019 — 480 с.

  2. Боулби Джон. Привязанность. — М.: Гардарики, 2003. — 477с.

  3. Быков К.М. Кора головного мозга и внутренние органы, М., 1942 (Сталинская премия, 1946), 2 изд., М.—Л., 1947.

  4. Бейтсон Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. Д. Я. Федотова, М. П. Папуша; вступ. ст. А. М. Эткинда. — 1-е изд. — М.: Смысл, 2000. — 476 с. — (Золотой фонд мировой психологии).

  5. Graham A.M. The Potential of Infant fMRI Research and the Study of Early Life Stress as a Promising Exemplar.  Developmental Cognitive Neuroscience 12(C) · April 2015

  6. Картамышев А.И. гипноз и внушение в терапии кожных болезней. Москва. Медгиз. 1953. 70 с.

  7. Павлов И.П. Рефлекс свободы. – СПб.: Питер – 2001, – 432 с.

Гипноз

Гипноз для лечения фобий, это реально? Вот что говорит наука!

«Смотрите мне в глаза» - именно эта фраза приходит на ум большинству людей при слове «гипнотизер». Или может вы представляете себе Кэтрин Кинер из фильма «Прочь», которая постукивает чайной ложкой по чашке и тем самым насильно отправляет человека в безвольное состояние гипноза. В вопросе разбирались журналисты авторитетного издания Time, представляем перевод статьи выполненный гипнотерапевтом Геннадием Ивановым.

«Существует огромное количество мифов о гипнозе, которые берут свое начало в масс медиа, таких как фантастические фильмы и романы», говорит Ирвин Кирш, преподаватель и директор программы исследований плацебо в Гарвардской Медицинской школе. Но, оставляя в стороне клише поп-культуры, Кирш утверждает, что гипноз является хорошо изученной и законной формой вспомогательного лечения различных заболеваний, начиная от ожирения и боли после операции до тревоги и стресса. Что касается потери веса, некоторые из исследований Кирша обнаружили, что по сравнению с людьми, проходящими когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) — одно из самых доказанных немедикаментозных методов лечения ожирения, депрессии и многих других состояний, те, кто проходит когнитивно-поведенческую терапию в сочетании с гипнозом, как правило, теряют значительно больше веса. После четырех-шести месяцев, те, кто проходит КПТ + гипноз теряют более чем 20 фунтов веса, в то время как те, кто использовал только КПТ потерял лишь половину от этого числа. Группа с применением гипноза, также сохранила свой результат на протяжении 18 месяцев наблюдения, в то время как КПТ-группа имела тенденцию к повторному набору веса.

«Помимо потери веса, есть четкое доказательство того, что гипноз позволяет снизить физическую боль», говорит Лен Милинг, клинический психолог и профессор психологии в Университете Хартфорда.

Одна из обзорных статей Миллинга [1] обнаружила, что гипноз может помочь уменьшить послеоперационную боль детей или боль, связанную с другими медицинскими процедурами. Еще в одной из его обзорных статей [2] было установлено, что, когда дело доходит до родов и боли, связанной с родами, гипноз может в некоторых случаях стать значительным дополнением к стандартной медицинской помощи, включая эпидуральную анестезию и лекарства.




«Гипноз очень эффективен при борьбе с курением», - добавляет д-р Дэвид Шпигель, эксперт по гипнозу и профессор психиатрии и поведенческих наук в Школе медицины Стэнфордского университета. «Половина людей бросают курить уже после первой встречи со мной, половина из них не прикоснется к сигарете в течение последующих двух лет.» Рандомизированное исследование 2007 [3] года показало, что из 286 курильщиков 20% людей, проходящих гипнотерапию, смогли бросить курить, по сравнению с 14% тех, кто получал стандартное поведенческое консультирование. Преимущество гипноза в лечении никотиновой зависимости было даже более очевидно среди курящих пациентов с депрессией, что намекает на дополнительную пользу самого гипноза.

«Гипноз также может быть очень полезным в лечении стресса, тревоги и ПТСР», говорит Шпигель. А одно из исследований [4] показало, что гипноз может даже влиять на иммунитет организма, снижая подверженность вирусным заболеваниям.

Но как именно работает гипноз и как он обеспечивает подобные изменения? Вот где все становится немного мутным. «Если бы вы спросили 10 экспертов по гипнозу, как работает гипноз, вы, вероятно, получили бы 10 различных объяснений», - говорит Миллинг.



Почти все в этой области согласны с тем, что практика гипноза включает в себя два этапа, которые обычно называют «индукцией» и «внушением».

«Во время индукции субъекту, как правило, говорят расслабиться, сосредоточить свое внимание, и что он или она входит в гипноз», - говорит Миллинг. Эта стадия может длиться от нескольких секунд до 10 минут или дольше, а цель индукции - успокоить ум и сосредоточить внимание человека на голосе и руководстве терапевта или консультанта.

Фаза «внушения» включает в себя разговоры с загипнотизированным человеком через гипотетические события и сценарии, призванные помочь ему или ей противодействовать бесполезному поведению и эмоциям. Пациентам предлагается переживать воображаемые события, как если бы они были реальными, говорит Миллинг. Тип используемых предложений зависит от пациента и его или ее уникальных проблем.

В некотором смысле гипноз можно сравнить с управляемой медитацией или глубокой концентрацией; идея состоит в том, чтобы отложить в сторону обыденную критику и сенсорные реакции и войти в более глубокое состояние концентрации и восприимчивости. И Миллинг, и Шпигель сравнивают гипноз с потерей себя в книге или фильме — то состояние, когда внешний мир угасает, а ум человека полностью поглощен тем, что он читает или смотрит. Исследования [5] также приравнивают гипноз к состоянию временного «стирания» Эго.

«В то время как большинство людей боятся потерять контроль в гипнозе, они на самом деле получают средство для обретения собственного контроля над своими разумом и телом», говорит Шпигель. Вместо того, чтобы позволить боли, беспокойству или другим бесполезным состояниям управлять жизнью человека, гипноз помогает людям проявлять больше контроля над своими мыслями и восприятиями.

Как же работает гипноз? Исследование Д. Шпигеля показало, что гипноз наблюдается как изменение активности в различных зонах мозга, включая зоны ответственные за восприятие и регулировку боли. Влияние гипноза также было обнаружено в зонах, участвующих в сенсорной обработке и производстве эмоциональных реакций[6].

Однако существует много споров о том, как работает гипноз, утверждает Миллинг. «Первоначально Фрейд предположил, что гипноз ослабляет барьер между сознанием и подсознанием», - говорит он, добавив, что эта теория в значительной степени была оставлена. В то время как некоторые приписывают силу гипноза эффекту плацебо, другая теория заключается в том, что «гипноз заставляет людей входить в измененное состояние сознания, что делает их очень отзывчивыми к гипнотическим внушениям». В то время как разговор об «измененных состояниях сознания» звучит немного жутко, речь не идет о потери сознания или амнезии.

Не все одинаково реагируют на гипноз. Миллинг говорит, что около 20% людей показывают «больший» ответ на него, в то время как тот же процент людей вообще не реагирует. Остальные 50-60% людей находятся где-то посередине. «Дети, как правило, более гипнабельны», - говорит Шпигель.

Но даже люди, у которых мало баллов по показателям гипнотической внушаемости, все равно могут извлечь из гипноза выгоду, добавляет Кирш. Он также говорит, что важно рассматривать гипноз как дополнение к другим формам терапии, что-то, что можно попробовать только в сочетании с КПТ, психотерапией или другими видами лечения.

Миллинг повторяет этот пункт. Он сравнивает людей, обученных только гипнозу, с плотниками, которые умеют пользоваться только одним инструментом. «Чтобы быть эффективным плотником, требуется больше, чем знать, как использовать пилу», - говорит он. «Обратитесь за помощью к лицензированным психологам, лицензированным психиатрам и лицензированным клиническим социальным работникам, которые обучены гипнозу, а также ряду других психотерапевтических методов.» (Преимущество посещения лицензированного врача, в отличие от того, кто практикует только гипноз, заключается в том, что лечение, скорее всего, будет покрыто страховкой (в США).)

Наконец, не ожидайте, что гипноз будет работать после одного сеанса. Некоторые эксперты говорят, что один выстрел может быть эффективным. Но Миллинг утверждает, что «в целом, один сеанс лечения лечения гипнозом вряд ли будет достаточен.

Дополнение

Первоначальная версия этой истории искажала выводы двух обзорных статей Миллинга. Было установлено, что гипноз значительно увеличивает преимущества стандартной медицинской помощи, а не превосходит ее. Также, гипноз лишь уменьшает послеоперационную боль у детей, а не устраняет ее полностью. Также ошибочно описано мнение Миллинга о стадии «внушения» в гипнозе. Внушения – это специальным образом сформулированные предложения, направленные на то, чтобы клиент переживал их как реальность. Они не зависят от человека, и никто не спрашивает психолога, что нужно говорить во время психотерапии.

Литература

1. Michelle C. Accardi, Leonard S. Milling. The effectiveness of hypnosis for reducing procedure-related pain in children and adolescents: a comprehensive methodological review. Journal of Behavioral Medicine. August 2009, Volume 32, Issue 4, pp 328–339

2. Alison S.Landolt, Leonard S.Milling. The efficacy of hypnosis as an intervention for labor and delivery pain: A comprehensive methodological review. Clinical Psychology Review Volume 31, Issue 6, August 2011, Pages 1022-1031

3. Timothy P. Carmody Carol Duncan Joel A. Simon Sharon Solkowitz Joy Huggins Sharon Lee Kevin Delucchi. Hypnosis for Smoking Cessation: A Randomized Trial. Nicotine & Tobacco Research, Volume 10, Issue 5, 1 May 2008, Pages 811–818.

4. Gruzelier J.H. A Review of the Impact of Hypnosis, Relaxation, Guided Imagery and Individual Differences on Aspects of Immunity and Health. The International Journal on the Biology of Stress. Volume 5, 2002 - Issue 2. Pages 147-163

5. Lawrence S. Kubie, Sydney Margolin. The process of hypnotism and the nature of the hypnotic state. The American journal of Psychiatry. Published Online: 1 Apr 2006

6. Spiegel D. Modulation of Nociception in Multiple Brain Systems. The Strain in Pain. JAMA Neurol. 2018;75(11):1309-1310

Источник