Психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов (hypnosismoscow) wrote,
Психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов
hypnosismoscow

Categories:

Психотерапия «здравым смыслом», или любит ли нас наше подсознание?

Common sense" psychotherapy, or does our subconscious loves us? журнал Саморегуляция, 2019 Mendelevich Vladimir? Trutneva Darya/ Казанский государственный медицинский университет Научно-исследовательский институт саморегуляции


Одним из наиболее проблемных вопросов современной психотерапии можно считать вопрос о том, почему одним клиентам/пациентам для восстановления своего психического состояния требуются иррациональные практики, а другим рациональные. Исследования в области доказательной психотерапии ответа на этот вопрос не дают. Они лишь показывают, что многие методики – даже те, которые не имеют научно подтверждённой эффективности, - представляются клиентам/пациентам и их психотерапевтам работающими [1]. Кроме того, в статьях по теме сравнительной психотерапии часто цитируется фраза о том, что значимых различий в эффективности разных методов не обнаруживается, и что в психотерапии присутствует «парадокс эквивалентности» [2]. Однако, в публикациях нет указаний на то, кому именно и какие именно методики помогают. Эквивалентность эффективности методик не означает эквивалентности клиентов/пациентов.

Для самоидентификации психотерапии как науки важно понять целесообразно и оправдано ли предлагать клиентам/пациентам практики, построенные на иррациональном мировоззрении даже, если они «помогают». Известно, что некоторым страждущим помогают «лечение смертью» - танатотерапия [3] или “расстановки по Б. Хеллингеру”, утверждающие, что на судьбу человека влияет поле истории рода его семьи, куда записываются все значимые (проблемные) события с его родственниками в прошлом” [4]. Считается, что к иррациональному типу психологических знаний относится трансперсональная психология С. Грофа и иные виды психоделической психотерапии [5], основными техниками которых становятся “мистические переживания”, “космическое сознание” и особые формы духовного опыта. В центре внимания трансперсональной психологии (т.е. “психологии за пределами личности”) находятся изменённые состояния сознания. Согласно идеям представителей этого направления психотерапии проживание рождения, смерти, возрождения, других событий в изменённом состоянии сознания ведёт к выходу за пределы себя (трансценденции) и вступлению в иные, более целостные отношения с миром [6]. Несомненно, нет оснований считать перечисленные подходы рациональными. Однако, и нельзя утверждать, что их мифология не работает. Важно понять кому могут быть адресованы подобные практики.

По справедливому замечанию О.В. Лавровой [7], выбор психотерапевта (а значит и методики психотерапии) нередко осуществляется по степени соответствия «мифа клиента” “мифу терапевта”. «Миф есть специфически человеческий способ… моделирования, освоения и познания реальности, некий универсальный образ мира, с которым связаны все другие формы человеческого бытия» [8]. Психоаналитик познаёт мир через знаковую роль бессознательного. Кстати, возможно по причине большого числа приверженцев подобного мифа широко распространена традиция апеллировать к образу бессознательного при объяснении клиенту причин его психологических проблем – «твоё подсознание любит тебя и заботится о тебе… оно не допускает возникновения ситуаций неприятных или стрессовых … твоё подсознание хочет сохранить тебя в целости и сохранности» [9]. Для здравомыслящего человека это - ироничная метафора, для психоаналитика – суровая реальность.

О.В. Лаврова [7] как и многие другие профессионалы скептично относится к понятию бессознательного и его роли в психогенезе. «Статус существования бессознательного подорван изначально, ибо бессознательное есть то, о чём ничего неизвестно сознанию, - пишет автор. - А если что-то сознанию неизвестно, то, как можно этому сознанию считать неизвестное существующим?” Получается, что психотерапевтические практики, основанные на мифах (иррациональные по своей сути) подходят как “ключ к замку” только тем клиентам, которые также, как и психотерапевт воспринимают мир иррационально.

Несмотря на обращение к неизведанному, непонятному, тайному, недоказанному, подобные практики востребованы, модны и даже вполне эффективны [10-15]. Для того, чтобы критиковать их применение необходимо сформулировать перечень реальных опасностей и негативных последствий для здоровья и психологического благополучия, которые могут потенциально приносить эти иррациональные практики. Если такие имеются.

С другой стороны, для ответа на вопрос о том, какие же психотерапевтические методы обоснованы и целесообразны придётся ответить на вопрос о том, всегда ли принятие человеком рациональных решений помогает ему избавиться от стресса, фрустраций и внутриличностного конфликта. Всегда ли рациональный – это спокойный, невозмутимый, уравновешенный и довольный собой человек?

Классифицировать различные методики психотерапии и однозначно определить относится ли конкретная практика к рациональной или иррациональной не всегда легко. К примеру, как доказать, что позиция когнитивно-поведенческих терапевтов (КПТ) более правдива, чем позиция психоаналитиков? Как доказать, что иррациональные убеждения иррациональны, а искажения реальности реальны? Наверное, единственным убедительным способом могут оказаться результаты психотерапии с применением ex juvantibus подхода. Иных научных доказательств правдивости психотерапевтических теорий пока не существует. Понятие «доказательности» в психотерапии давно заменено на понятие «убедительности» [15]. Если брать в расчёт критерий «убедительности для большинства» («общепринятость»), то нельзя обойти стороной понятие здравого смысла. Стабильность и развитие общества и индивида определяет всё же здравомыслие, а не иррациональность [16]. В.М. Аллахвердов [17] утверждает, что в логическом отношении здравое обыденное сознание в состоянии справиться с «иррациональным накатом» своими собственными логически-интерпретативными средствами, оно делает бессмысленное осмысленным, создает закономерность там, где её, возможно, нет, и строит такой вариант картины мира, в котором можно действовать если и не по привычным лекалам, то во всяком случае осмысленно”.

Понятие «рациональность» сопряжено с понятием «здравомыслия» [18]. Под здравым смыслом понимают способность человека принимать правильные решения и делать верные предположения, основываясь на логическом мышлении и накопленном опыте. Помимо этого здравомыслие подразумевает наличие способности противостоять предрассудкам, заблуждениям, мистификациям. Иррациональное же традиционно отражает бессознательный процесс отказа от разумных и общепринятых объяснений [19]. Тут и вступает в силу принцип “убедительности для большинства” (общепринятости). Считается [20], что “если у человека не отмечается когнитивных нарушений, то он исходно рационален”. Однако, в действительно это не так. Серьёзных научных исследований распространённости иррациональных убеждений не имеется. И всё же, исходя из логики общественного развития, рациональных людей должно быть существенно больше иррациональных.

По мнению Е.В. Золотухиной-Аболиной [16] здравый смысл как явление рациональности выступает чрезвычайно гибким инструментом практической жизни. При этом сам здравый смысл весьма устойчив - он выдерживает испытание разнообразными иррациональными ситуациями, которые на первый взгляд должны были бы его разрушить. Но, в силу того, что здравый смысл - не только логика, но и способность к интерпретации, юмору, игре, он способен сохраняться даже при паранормальных переживания и находить выход из социального и житейского абсурда.

К важным сторонам здравомыслия относят антиципационные (прогностические) способности [21], которые лежат в основе адаптивных психических процессов и гармоничного развития личности. Известно, что базой дезадаптивного поведения крайне часто служит “непереносимость ситуаций неопределённости” [22], или страх прогнозирования. Несомненно, врено, что «научиться понимать последствия своего поведения важнее, чем узнать больше о себе…» и “самоактуализирующиеся личности [от того и самоактуализированные, что] меньше связывают свои прогнозы со своими желаниями, влечениями, тревогой и страхом, со свойственным характеру общим оптимизмом или пессимизмом” – так утверждали классики психологии А. Адлер и А. Маслоу.

Если целью психотерапии провозгласить не только избавление клиентов/пациентов от симптомов или психологических проблем, то необходимо будет сформулировать какие именно качества и свойства должны быть присущи “излечившимся”. Считается, что глобальной целью психотерапии является формирование гармоничного характера и личности, Гармоничные черты характера - это совокупность индивидуально-психологических стереотипов поведения, способствующих гармонизации обыденных межличностных взаимоотношений и избеганию межличностных и внутриличностных конфликтов [18, 23-26]. Гармоничная личность подразумевает обладание такими качествами как рациональность, здравомыслие, зрелость, прогностическая компетентность, гибкость поведения, принятие себя, других и мира, автономность, спонтанность, простота, проблемная центрация, разумное сочетание альтруистических и эгоистических целей [18]. Для достижения перечисленных целей вряд ли подойдут иррациональные психотерапевтические практики. Вероятнее всего оптимальный результат можно достичь с помощью КПТ и экзистенциальной психотерапии.

Нами [27] была предложена методика антиципационный тренинг (АТ), являющаяся разновидностью КПТ. Она включает обучение навыкам саморегуляции с ориентацией на приоритетность предоставления клиенту/пациенту максимально возможной информации о способах и методах психологической защиты и компенсации, сано- и патогенетических паттернах мышления и прогнозирования, закономерностях развития, этапах и исходах межличностных и внутриличностных конфликтов. Индивид в процессе такой психотерапии обучается рефлексивному стилю мышления, здравомыслию и адаптивным формам реагирования, а также выработке навыков «саногенного мышления» в условиях психотравмирующего влияния.

Традиционная КПТ построена на логическом переубеждении клиента/пациента с обучением правильному мышлению, избеганию логических ошибок, иррациональных установок и заблуждений [28]. Психотерапия «здравым смыслом» подразумевает становление адекватного многовариантного способа прогнозирования действительности. Он противопоставляется одновариантному (ригидному), являющемуся частью патологического мыслительного паттерна при т.н. каузальной атрибуции. Базой личностной позиции при психотерапии «здравым смыслом» считается антиципационная состоятельность - способность человека предвосхищать ход событий, строить процесс прогнозирования на многовариантной гибкой основе, используя прошлый жизненный опыт. Считается, что гармоничные характерологические черты и свойства личности, а также неврозоустойчивость способны формироваться лишь в случае использования таких принципов АТ, как: а) отказ от претензий («мне никто ничего не должен»); б) отказ от однозначности (при истолковании происходящих событий - «это может значить всё, что угодно»); в) отказ от фатальности (при истолковании будущих событий - «все возможно»); г) выработка стратегии «антиципирующего совладания» и «предвосхищающей печали» взамен «предвосхищающей радости».

В рамках практической части клиенту/пациенту предлагается анализировать житейские ситуации и рассматривать их в соответствии со следующим алгоритмом: 1) Уточнение ситуации (формулирование проблемы, сути решения, оценки того, кто должен принимать решение и их компетентности в её решении, когда должно быть принято решение, достаточно ли для этого времени, как следует поступать при решении проблемы, целесообразен ли выбранный способ действия?); 2) Возможности принятия решения (с фиксацией всех возможных вариантов решения данной проблемы, использования коллективного поиска вариантов решения); 3) Оценка последствий принятия того или иного решения (рассмотрение позитивных и негативных для личности последствий, возникновения новых задач, возможностей и обязанности, побочных эффектов, пользы или вреда для окружающих, появления необходимости принятия новых решений); 4) Использование антиципации в качестве защитного механизма с оценкой развития ситуации (наиболее нежелательной, пугающей, травмирующей и пр.), анализом того как будет поступать испытуемый в случае, если «это всё-таки случится» [27, 29].

В центре психотерапевтических методик, основанных на рациональности, помимо других составляющих находится и понятие “осмысления”. Осмысление может означать, с одной стороны, обретение понимания наличия чего-либо, с другой, замену интуитивного постижения сути проблемы на рациональное. Ведь рациональное означает соответствующее реальности. Несмотря на это, понятие осмысления (осознанности) используются разными психотерапевтическими направлениями – даже теми, которые к формированию рациональности отношения не имеют. В частности, когда речь идёт об осмыслении вытесненных в подсознание влечений, то необходимо задаться вопросом, а есть ли доказательства того, что они (тайные влечения) реально существовали или существуют? Где гарантия того, что “новое осознание” не станет новым заблуждением, от которого в дальнейшем потребуется “переосознание”?

Известно, что психоаналитические практики опираются на парадигму осознания проблемы, т.е. на перевод из области бессознательных процессов в поле сознания заблокированных побуждений, образов и идей [30]. Но упускается главный вопрос – означает ли то, что проблема, став осознаваемой, становится рационально проанализированной?

В ракурсе анализа психотерапии “здравым смыслом” важным представляется оценка практик осознанности (mindfulness). В последние годы данный подход стал модным трендом и начал рассматриваться в качестве “третьей волны КПТ” [31, 32]. По мнению Д.Г. Дьякова и А.И. Слоновой [31] общность цели mindfulness и КПТ состоит в избавлении от руминации как основной причины многих психических расстройств путём переключения внимания. Такая терапия не ставит перед собой задачи модифицировать содержание мыслей, на её место приходит стратегия осознания, что мысль не является реальностью. Практика осознанности использует приемы сосредоточения на отношении человека к содержанию своих мыслей, чтобы в конечном итоге воспринимать его более отстраненно, созерцательно, без автоматического подключения негативных эмоций [33, 34]. Базовой целью mindfulness, основанной на КПТ, выступает избавление людей от автоматического реагирования на мысли, эмоции, события жизни. Ядром программы является освоение навыка осознанности путем медитации. Прямое осознание протекающих в теле процессов считается «дверью в настоящий момент» и первым шагом к наблюдению за мыслями и эмоциями [31].

К психотерапии “здравым смыслом” можно также отнести методику саморегуляции в форме использования мультимедийного тренажёра Master Kit [35], разработанного и внедрённого в России, который можно отнести к одному из наиболее востребованных отечественными потребителями мобильных приложений КПТ направленности. Данный автоматизированный мультимедиа ресурс предназначен для самостоятельной работы человека со своими убеждениями, установками, эмоциональными состояниями (страхом, обидой), непринятыми качествами, самооценкой. В методике Master Kit выделяется шесть базовых установок: “любовь к себе просто так” (как собственное отношение индивида к себе и отношение к нему окружающих людей, безоценочная любовь, принятие), “мои желания” (разрешение индивидом себе иметь желания как стремления к достижению чего-либо и разрешение реализовывать свои желания), “мои эмоции” (разрешение индивидом себе испытывать и проявлять эмоции), “моя индивидуальность” (разрешение индивидом себе ощущать свою уникальность и проявлять уникальные черты), “мой путь, мое предназначение” (разрешение индивидом себе понять свою жизненную стезю, развиваться, двигаться по своему уникальному пути реализации), “стремление к одиночеству” (разрешение индивидом себе проводить некоторую часть своего времени наедине с самим собой) [36]. Технология использования Master Kit включает сочетание авторского текста и уникальной установки клиента, что позволяет для каждой конкретной задачи синтезировать актуальный для пользователя текст, который «проговаривается» тренажером вслух с утвердительной интонацией и паузами для повтора пользователем. Пользователь с закрытыми глазами, концентрируясь на внутренних переживаниях, повторяет текст вслух от 3 до 10 раз - тренажёр останавливается пользователем только когда, он достигает соответствующего эмоционального состояния с положительной коннотацией. Методика Master Kit как и иные использующие КПТ-подход, практики осознанности и парадигму здравого смысла направлена на обучение клиента правильному мышлению, избеганию логических ошибок и заблуждений.

Имеется точка зрения о том, что в философском смысле рациональное и иррациональное не противопоставляются, а гармонично сочетаются, выражая самобытность существования человека [37]. Именно так в рамках единой психотерапии сочетаются методики, построенные на рациональном и иррациональном. Как мы отмечали выше для достижения результативности психотерапевтических интервенций крайне важно соответствие «мифа клиента” “мифу терапевта”. По справедливому замечанию И.А. Погодина [38] в эпоху постмодерна категории реальности и сущности человека перестают иметь определяющее значение, на смену им приходит категория образа реальности, которая становится определяющей для процесса психотерапии. Человек живёт и «питается» лишь образами, которые и являются единственной реальностью. Именно эти образы определяют особенности организации контакта, возникающие в поле потребности, способы их удовлетворения, стиль жизни в целом. Каждый терапевт работает со «своим» клиентом, являющимся лишь образом, сформированным самим терапевтом [38]. По мнению некоторых авторов [39], пациенты часто нуждаются именно в иррациональном подходе и применении к ним техник манипуляционной психотерапии, при которой пациент осознанно вводится в заблуждение.

Однако, даже несмотря на то, что и иррационально ориентированный психотерапевт может оказаться эффективным, всё же профессиональный выбор должен быть сделан в пользу рациональных практик. Потому что даже, если в процессе использования методик, построенных на иррационализме, будут достигнуты субъективно позитивные сдвиги, то поддержание у клиента мистического (мифологического) осмысления действительности создаёт благоприятную почву для формирования у него всё новых и новых психических расстройств, отклонений и личностных кризисов в будущем. Иррациональное не гармонизирует, не говоря уже о манипулятивном. Ведь, назвать поступок или поведение иррациональным - значит заявить, что его не следует совершать [40].

Несомненно, только психотерапия, базирующаяся на рационализме и здравом смысле, способна привести к личностному росту [41]. По мнению И. Ялома, основная цель психотерапии - “подвести пациента к той точке, где он может сделать свободный и ответственный выбор” [42]. Иррационализм способен “двигать” человека исключительно в противоположном свободе и ответственности направлении. В этом отношении психотерапия здравым смыслом – наиболее адекватный способ добиться главной цели психотерапии. И всё же, надо оставаться здравомыслящими и признать, что мир - явление полностью или преимущественно иррациональное. Но нерациональность мира нисколько не опровергает продуктивности и перспективности рационального подхода человека к этому миру и к самому себе и никак не может отнять у рациональности её уникальных возможностей в решении социальных и личных проблем [43].
Tags: подсознание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments