Психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов (hypnosismoscow) wrote,
Психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов
hypnosismoscow

Category:

По следам фальшивого пророка. Подлинная биография Вольфа Мессинга.

«Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы».

Источник журнал «Патрон» (Латвия) май 2015 г. Собеседник репотера Николай Николаевич Китаев (1950) известный ученый-криминалист, почетный работник прокуратуры, заслуженный юрист РФ. Следователь по особо важным делам, заместитель начальника следственной части прокуратуры Иркутской области (1982–1992); старший помощник Восточно-Сибирского транспортного прокурора по надзору.

Николай Николаевич  Китаев криминалист.Вокруг многих знаменитостей ХХ века наворочены горы вранья. И все же пальмовую ветвь – за небывалый уровень мифотворчества и бахвальства – следует отдать Вольфу Мессингу. Телепат, пророк, гений гипноза, ученик Фрейда, личный враг Гитлера, человек, изумлявший Эйнштейна и Сталина, — так именовала его пресса еще в те годы, когда печатное слово считалось образцом достоверности. Но нашелся человек, усомнившийся в этой чертовщине: молодой следователь прокуратуры Николай Китаев. Он начал расследование длиной в тридцать лет. В итоге от образа, возведенного на пьедестал, не оставлено ничего, зато к ушедшей эпохе добавлены неожиданные штрихи. Сегодня Николай Николаевич Китаев – заслуженный юрист России, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Иркутского государственного технического университета. И – наш собеседник.

— Когда вы заинтересовались биографией Мессинга? Что подвигло разобраться с ней детально – вас что-то смутило, задело, неприятно удивило?

— Наоборот – поначалу я был заворожен этой невероятной судьбой. Шло лето 1965 года, я перешел в девятый класс, когда журнал «Наука и религия» начал публиковать мемуары Мессинга «О самом себе». И, пока продолжались эти публикации, я жадно ждал прихода в библиотеку каждого номера, а потом делал выписки в тетрадь. В ту пору я увлекался литературой о психике человека, что характерно для многих неглупых мальчишек, мечтающих выработать хорошую память, наблюдательность, сильную волю. С той же жадностью, например, я проглатывал популярные книги ленинградского физиолога Л.Васильева «Таинственные явления человеческой психики» и «Внушения на расстоянии».

Поэтому образ мальчика, который бежал из Польши в Германию, загипнотизировав по дороге контролера, склонного к лунатизму, летаргии и каталепсии, способного трое суток сохранять одну позу в хрустальном гробу, легко читавшего чужие мысли и предвидящего чужие судьбы, нисколько меня не смутил. Оглушительная слава, которую этот мальчик получил, повзрослев, его знакомство с сильными мира сего, от Эйнштейна до Сталина, казались мне заслуженной наградой.

Совсем иначе к мемуарам Мессинга отнесся мой отец. Он прошел войну, участвовал в боях под Сталинградом, и, будучи выпускником Ленинградского кораблестроительного института, имел рациональный склад ума. Отец критически воспринял все, что я восхищенно принял на веру. Вот, например: Мессинг утверждал, что, будучи знаменитым провидцем, на своем выступлении в Варшаве в 1937 году напророчил фюреру гибель, если тот повернет на Восток. И это привело Гитлера в такую ярость, что он назначил премию за его поимку в 200 тысяч марок. Однако отец объяснил, что в тридцатых годах пророчествами действий Гитлера зарабатывали себе на жизнь тысячи «ясновидящих» по всей Европе. Ни читать, ни тем более анализировать этот безумный поток противоречивых «откровений» Гитлер не смог бы просто физически, не говоря уже о том, чтобы отслеживать «магов» и карать.

С еще большим недоверием отец отнесся к гипнотическим способностям Мессинга. Они в мемуарах артиста фигурировали многократно, причем мощь их с каждой страницей возрастала. Контролер, который под магнетическим взглядом одиннадцатилетнего пацана принял клочок бумаги за билет, — сущий пустяк, ведь в следующей истории Мессинг гипнотизирует уже целый полицейский участок. Причем не взглядом, а силой мысли. Помните этот момент? Когда в оккупированной Польше, где портрет «личного врага фюрера» якобы висел на каждом столбе, Мессинга все же узнали и схватили, то водворили в карцер полицейского участка.

Но задержанный сосредоточился – и мысленно внушил всем полицейским явиться к нему в камеру. «Когда они, повинуясь моей воле, собрались в камере, — пишет Мессинг, — я, лежавший совершено неподвижно, как мертвый, быстро встал и вышел в коридор». Так ему удалось бежать в СССР. Прочитав эту историю, отец покачал головой и сказал, что был на выступлениях Мессинга, однако там «великий гипнотизер» почему-то способностей к гипнозу не выказывал и демонстрировал лишь распространенный трюк, не выходящий за рамки учения об идеомоторных актах.

Хотя я отца глубоко уважал, но в душе с ним не согласился. Мне казалось, что он разрушает мою мечту – в ту пору я искренне верил, что особыми тренировками можно развить в себе парапсихологические способности. Я продолжил собирать различные вырезки по теме «Парапсихология», оставляя без внимания материалы, которые развенчивали «сверхспособности», показывали обман и подтасовку результатов.

Позже, уже будучи студентом, мне довелось увидеть Мессинга вживую на выступлении в Иркутске. И действительно, как говорил отец, он выполнял обычный свой номер: находил спрятанный в зале предмет. Никаких речей о «парапсихологических» качествах Мессинг не вел и вообще многословием не отличался. Однако прошло еще несколько лет – и вдруг сложилась ситуация, когда я сам помог Мессингу явить чудо.

Дело было так. После окончания института я был призван в армию, служил военным дознавателем на китайской границе. В начале июня 1974 года я приехал в отпуск в Иркутск, где остановился у своего друга и однокурсника Николая Ермакова, работавшего старшим следователем управления внутренних дел Иркутской области. Коля был человеком умным, энергичным, интересующимся различными новаторскими приемами следствия. Однажды он поделился сложным случаем: есть обвиняемая, Зинаида Вантеева, уже судимая ранее за растрату денег. Вот и сейчас речь шла о крупном финансовом хищении, однако сама Вантеева вину отрицает, а с доказательствами – туго. Что делать? А в эту пору по всему Иркутску висели афиши: в город опять приехал Вольф Мессинг. Я предложил: «Коля, а что если позвать Мессинга на допрос Вантеевой. Он ведь мысли читает – вдруг поможет». Николай загорелся, доложил своему руководителю, полковнику милиции Ивану Тихоновичу Ижболдину – и идея получила поддержку.

В день допроса оперативный сотрудник привел Вольфа Мессинга на третий этаж УВД Иркутской области, в кабинет Ермакова. Выглядел Мессинг старым и довольно болезненным, говорил с явным акцентом. Пользуясь случаем, я попытался задать вопросы по его мемуарам, но артист отвечал уклончиво, дав понять, что не расположен о них говорить. Привели обвиняемую Вантееву. Начался допрос. Мессинг сидел в стороне, у окна – по договоренности он не участвовал, а просто слушал и наблюдал. Мне и оперативнику пришлось выйти.

Вечером Коля вернулся в полном недоумении и рассказал, что допрос длился минут 30, вины Вантеева не признала, и Мессинг уехал в гостиницу, не проронив ни слова. Но через несколько часов неожиданно вернулся в УВД и надиктовал сотруднику БХСС справку: что Вантеева имела подложный больничный лист, выданный ее знакомым врачом Яраловой, что на самом деле она не болела, а ездила с молодым любовником на юг, где тратила похищенные деньги. И что на часть похищенных денег Вантеева купила мебель, которую подарила родственникам.

Даже я, свято веривший в ту пору в существование паранормальных способностей, был в шоке от такого обилия подробностей. Я сказал: «Коля, что-то тут не так. Как он мог узнать за полчаса столько конкретной информации? Это совсем не соответствует его амплуа концертных выступлений». Не поверил справке и Николай. Отпуск закончился, надо было возвращаться на службу. Уже в армии я получил от друга письмо. Все, изложенное Мессингом, нашло подтверждение – и про поддельный больничный лист, и про поездку с любовником на юг, и про подарки родственникам… В итоге Вантееву и Яралову осудили на реальные сроки. И не деться никуда было от странного факта: справедливость восторжествовала благодаря справке телепата.
О маге никто не слыхал

— Ну и ну! Фанаты Мессинга должны просто плясать от счастья – какую дивную историю вы им подарили.

— Причин плясать нет. На самом деле у этой истории есть тайная подоплека. Прошло много лет. Уже Вантеева успела отсидеть, вышла, вновь совершила преступление и опять села, затем умерла. И лишь после этого, в разговоре с ответственными офицерами иркутской милиции я выяснил правду. Оказывается: никакой пользы следствию Мессинг не оказал, никакой информации не узнал – что логично, ведь телепатии не существует.

— Но как он надиктовал оперу столько подробностей?

— Вся информация была добыта с помощью агента. Агент – лицо засекреченное, поэтому сведения от него напрямую подавать нельзя, их надо сначала легализовать. Мой совет привлечь Мессинга и был использован для легализации. Конечно, сам артист с радостью согласился на эту роль: редкая возможность блеснуть в роли всевидящего ока.

— Но почему об этом не знал ваш друг – следователь?

— Потому что работа с агентами – секретное делопроизводство, доступ к которому имеют единицы. Ни у Ермакова, ни у оперативного работника БХСС такого доступа не было. Поэтому для них это и стало необъяснимым чудом. А вот полковник Ижболдин был в курсе всего розыгрыша, но по понятным причинам молчал. Легендирование оперативных источников перед следователями с помощью сочиненных историй – явление нередкое. Эпизод с Мессингом выделяется лишь тем, что это, возможно, единственный случай в советской криминалистике, когда агентурную информацию легализовали «сверхъестественным» способом...

Читать статью полностью на сайте гипнотерапевта Геннадия Иванова.
Tags: внушение наяву, манипуляции сознанием, мессинг биография, мессинг мифы, мессинг факты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments