?

Log in

No account? Create an account

О гипнозе, психосоматике и гипнотерапии. Обучение. Отзывы о сеансах гипнотерапевта Геннадия Иванова.

Условия приема, отзывы о гипноанализе. Обучение очно и online гипнозу и гипнотерапии

Previous Entry Share Next Entry
Deus lo vult. Иезуитская педагогика. Как готовили "солдатов Бога".
гипноз лого
hypnosismoscow
Коротко про историю (по предисловию к английскому переводу Ratio Studiorum, главного документа, определявшего деятельность иезуитских школ в их классическую пору. – Washington 1970).

Первая иезуитская школа возникла в 1548 году. Ко времени смерти основателя ордена Игнатия Лойолы в 1556 году, их было 33 и готовилось открытие ещё шести. И дальше – лавинообразный рост: 150 в 1581, 245 в 1599 (год появлении Ratio Studiorum), 441 в 1626, 669 в 1749. Развитие было катастрофически прервано в 1773 г. в связи с запрещением деятельности ордена (школы оставались лишь в немногих уголках мира, в том числе в Российской Империи, в Белоруссии). В 1814 году Общество Иисуса было полностью восстановлено в правах и иезуитское образование стало восстанавливаться. Но медленно, на прежний уровень вышли только к 1930 году. К 1960 году всего в мире было 4059 иезуитских школ с общей численностью учащихся 938 436 человек.

Во времена Лойолы и какое-то время после иезуиты не занимались начальным образованием, теперь есть большое число начальных школ при миссиях в разных странах. Ну и десятки иезуитских университетов.


Важная вещь: первоначально целью иезуитского образования была подготовка членов ордена, «братьев» и священников. Позднее стали учить и воспитывать всех. Богатые платили за обучение детей, бедных учили бесплатно. Выпускниками иезуитских школ было много знаменитостей (Декарт, Корнель, Монтескье и мн. др.), многие были благодарны, другие, как Вольтер, хулили учителей.

Кстати, об учителях: их роль признавалась огромной, их подбору и подготовке уделялось большое внимание. Разумеется, образование было насквозь религиозным, но не за счёт большого числа часов на «закон Божий», а за счёт требований к религиозности учителей и всей атмосферы школ. Ниже я называю основные принципы иезуитской педагогики, отвлекаясь от религиозной составляющей, чтобы иметь возможность оценить их применимость в светских образовательных учреждениях.

○ 1. Единство воспитания и образования, предмет педагогики – человек в целом, все стороны его жизни.

○ 2. Индивидуальный подход к каждому ученику, основанный на внимании ко всем деталям его поведения и состояния, на задушевности отношений с ним, на знании его семьи и окружения. В иезуитских школах прошлого этому знанию способствовали поощрение доносов, контроль над корреспонденцией учеников и, разумеется, исповедь.

○ 3. Воспитывать должно всё и во всякий момент жизни ученика. Отсюда – установка на то, чтобы всё, чем занимается ученик, подбиралось и строилось, чтобы воспитывать. И максимальное участие педагога в жизни учеников, включая отдых и развлечения.

○ 4. MAGIS (лат. больше) – императив стремления к совершенству, выдвинутый самим Игнатием Лойолой: каждый ученик должен добиваться максимальных успехов, на которые он способен.

○ 5. С предыдущим тесно связана культивируемая в иезуитских школах соревновательность, опора на честолюбие. В прошлом широко использовались как различные формы поощрения успешных, так и унижение ленивых и нарушителей порядка (позорные колпаки и скамьи). Телесные наказания с самого начала иезуитских школ занимали в них очень малое место, предпочтение отдавалось убеждению и примеру.

○ 6. Поощрение и развитие социального активизма, сострадания обездоленным и готовности им помогать. Студенты иезуитских университетов много занимаются социальной работой.

В обучении:

○ 7. Антипрагматизм. Центральное место artes liberals «свободных искусств», т.е. гуманитарных дисциплин (латинское название – оттого, что владение ими было в античном обществе принадлежностью свободного человека). К свободным искусствам относилась и математика, но её место мыслилось иезуитами более скромным (см. обоснование в прилагаемом тексте). Более конкретно: обучение древним языкам и на материале классиков литературы, философии и истории, античных и позднейших. Помимо овладения языком и мастерством изложения мысли, изучение классиков давало воспитанию образцы добродетелей.

○ 8. Развитие мышления в процессе анализа текстов и в широко практикуемых обсуждениях и дебатах.

○ 9. Развитие способности к самостоятельной умственной работе. Этой цели служит специальный приём – prelectio (лат. предварительное чтение): материал, который предстоит изучать на уроке, предварительно прочитывается учеником. На уроке обсуждаются трудности и сделанные выводы.

○ 10. Развитие eloquentia (красноречия) путём сочинения, участия в дебатах и театральных постановках.

○ 11. Постоянное упражнение.

Хочу отметить 2 радикальных отличия от большинства вариантов современной «гуманной педагогики» (например, вальдорфской, знакомой мне по Таниной школе):

○ 1. Акцент на формирование (formatio – наиболее часто повторяемый термин) в противоположность созданию условий для свободного саморазвития (у штайнериацев так просто можно встретить, что неизвестно кто кого учит и воспитывает, дети, мол, мудрее нас).

○ 2. Соревновательность, которую очень не любят «гуманисты» (даже отметки не ставят, чтобы избежать сравнения и соперничества).

Выдержки из пары текстов, где эти принципы разворачиваются и иллюстрируются.

Из: Макмэхон, М., свящ. Иезуитская модель образования (The Jesuit model of education. By Fr. Michael McMahon). 2004. Доклад на конференции принципалов католических школ Общества св. Пия Х в США и Канаде. Колледж Св. Марии, шт. Канзас, США.

Любое дело, не только в образовании, можно выполнить наилучшим возможным образом. В этом наилучшем исполнении некоторые элементы существенны во все времена, другие же ситуативны и меняются со временем, местом и обстоятельствами. Идеальная система сохранит в целости существенное и приноровит свои общие принципы к конкретным обстоятельствам (Hughes, Thomas, S.J.,Loyola and the Educational System of the Jesuits, p.141).

Образование не сводится к формированию интеллекта или обучению; это формирование человека в целом. Интересно отметить, что на формальные уроки религии в большинстве иезуитских школ никогда не отводилось больше двух часов в неделю. Вместо этого, иезуиты стремились к тому, чтобы религия пронизывала всё. Они считали, что нелепо превращать религию в самостоятельный предмет и посвящать ей много-много часов, потому только религиозны учителя в этих школах… Мы должны быть уверены, что в наших школах работают правильно подобранные учителя, не просто те, кто знают математику или историю, но католики, получившие дар благодати и стремящиеся к святости, так чтобы уроки были проникнуты религией, независимо от предмета. Это имеет критическое значение, поскольку религия это не только урок, происходящий в отведённое для него время, религия – это всё.

Первейшая задача образования состоит в том, чтобы развить все силы тела и души. Объектом формирования является человек в целом: его тело, чувства, память, воображение, интеллект и воля. Это развитие, дисциплина и направление всех возможностей человеческой личности. Такова цель образования. Вот замечательная цитата из Ratio Studiorum: «Развитие интеллектуальной способности учащегося есть основная задача школы. Однако это развитие примет искажённый и даже опасный характер, если оно не будет подкреплено и дополнено упражнением воли и формированием характера».

Решающее значение для иезуитов и для любой хорошей школы имеет подбор и обучение учителей… Конечно, направление задаёт священник на посту директора (принципала). Он – глава; он определяет дух и тональность школы. Однако именно учителя – те, кто держит в своих руках глину и лепит, формирует учащихся. Поэтому плохой учитель, которому недостаёт дисциплинированности или знаний, это источник бедствий, горшее из которых это утрата учащимися желания учиться и любви к ученью… Скучные учителя, неподготовленные учителя, оказавшиеся на своём месте только потому, что не нашлось другого – это гибель школы, и не только гибель школы, но и разрушение душ, вверенных нашему попечению. Мы не должны этого допускать! Всякий разговор об учреждении школы должен быть разговором о том, как мы обеспечим, чтобы наших детей учили хорошо обученные учителя.

Обучение – это искусство заинтересовывать, вдохновлять.

Пришло время принести любые жертвы для того, чтобы достойно оплачивать труд наших учителей и привлекать квалифицированных людей. Если для этого придётся ограничить наши расходы на питание, это надо сделать!

Не забудем о необходимости адекватной подготовки. Мы должны со вниманием следить за работой наших учителей и помогать им. И обратно, они должны желать нашего внимания и нашей помощи… На протяжении всего учебного года их работа должна быть объектом постоянной оценки и конструктивной критики. Даже лучший учитель нуждается в развитии; одна из основных функций главы школы состоит в том, чтобы предоставить средства для такого развития.

Качество образования определяется качеством учебных программ. Обсуждение программ в деталях заняло бы месяцы, но остановлюсь на принципах, положенных в основу обучения.

Первый из ведущих принципов состоит в том, что программа нацелена на формирование, а не только на информирование. Программа построена таким образом, чтобы развивать интеллектуальные и моральные навыки, формировать характер… Но мы не должны впадать и в противоположную крайность, будто бы фактическая информация не важна. Хотя она и не главное в образовании и не определяет его, это – материал образования. Нужно знать факты и даты, исторические обстоятельства… Это не цель, но средство для достижения цели.

Одна из наших важнейших задач – научить молодого человека мыслить, анализировать. Неумение мыслить преодолевается через формирование интеллектуальных и моральных навыков, что помогает учащемуся проникать в реальность вещей, а не только наполнять свой ум запасами фактов.

Второй принцип состоит в том, что учение должно носить интенсивный, а не экстенсивный характер. Раз мы хотим формировать, а не только информировать, то добиться этого можно только через интенсификацию обучения, путём глубокого изучения сравнительно небольшого числа предметов, взамен поверхностного изучения многих. Это – изучение важнейшего и тщательное его изучение.

Для средней школы важнейшим иезуиты считали изучение гуманитарных предметов – литературы, языка и истории. Упор на эти предметы (притом, что и другие, разумеется, совсем не исключались из программы) способствовал гармоничному формированию человека, делая его сосудом, способным к восприятию благодати. Гуманитарные науки в изобилии обеспечивают формирование человека универсальными ценностями. Почему нужно изучать великих классиков, великих авторов? Очень просто: они дают нам необходимое для формирования души, формирования личности.

На таком учебном материале иезуиты учили своих учащихся мыслить достойные мысли и хорошо их выражать… Наши учебные программы должны предоставлять сумму достойного знания (не всё и не что угодно), побуждать учащегося к продумыванию и организации этого знания в пригодном для использования в работе виде и, наконец, предлагать им выражать свои мысли на письме и особенно в устной речи… Иезуиты называли это eloquentia perfecta (совершенное красноречие): знание того, что нужно знать, хорошее усвоение этих знаний, способность правильно их организовать и выразить их в хорошей форме.

Этот подход прямо противоположен подходу утилитаристов, исключающих из образования всё, что не помогает зарабатывать деньги!

Отец Тирни (Tierney, Richard, S.J., Teacher and Teaching, 1915) имеет в виду утилитаристов, говоря о математике, а мы сейчас живём в эпоху, когда её значение чрезмерно преувеличивается. Он пишет о главной функции изучения математики, которое состоит в том, чтобы приучать ум не прыгать в темноту, а ступать осторожно по твёрдой почве при хорошем освещении. Математика не вдохновляет, математика не возвышает. Математика есть математика. Поэтому строить школьное обучение вокруг математики – это крайний утилитаризм и, в конечном счёте, уродование наших детей…

Родители часто говорят: Если наш ребёнок не научится высшей математике, как он поступит в колледж, как он станет инженером? Ответ таков: если ваш ребёнок правильно сформировался к 18 годам и умеет мыслить, он может поступить в любой колледж и заниматься любыми предметами по своему выбору. Это значит, что мы обучили его базовым вещам. Если человек знает алгебру и знает её хорошо, то у него не будет проблем с анализом в колледже.

Отец Камиль де Рошмонто, известный историк-иезуит пишет об этом так: «Тогда в чести была латынь. Они не пытались готовить математиков или медиков, художников или агрономов, словом специалистов; они гордились тем, что знали латынь, писали и говорили на латыни, потому что это знание было необходимо для изучения философии, вершины классического образования; поскольку латынь была языком и Церкви, и науки; поскольку на этом языке говорило прошлое религии, литературы, философии и теологии; и поскольку никто не мог помыслить, что образование может быть свободным без латыни».

В Ratio Studiorum сказано, что назначение латыни – учить культуре… Ratio стремилось к тому, чтобы ученик научился мастерски выражать свои мысли и стал тонким ценителем: чтобы его чтением стали латинские книги, чтобы свои мысли он выражал на латыни, чтобы он говорил, планировал, спорил, мечтал, молился и жил на латыни. Побочными результатами изучения латыни были тренировка ума и правильное формирование (McGucken, William, S.J., The Jesuits and Education (1932), pp. 163, 164).

Согласно иезуитам, латынь была для всех и необходима для нормального развития, а греческий – для одарённых. © Джим Гаррисон

🎧 Штефан Липке - «Школы иезуитов в Российской империи ...».


❂ Группа ВК «Лечение страхов и фобий. Обучение гипнозу»
❂ Группа FB «Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом»