Гипноз

Когда негипнабельность - симптом. Обучение гипнозу

Я уже однажды высказывался относительно природы гипнабельности. Убеждение, что это проявление травматического опыта человека, теперь готов распространить и на негипнабельность. Да, да! Отсутствие гипнабельности тоже может носить психосоматический характер. Например, одна моя пациентка, едва я попросил ее закрыть глаза, обнаружила заметное напряжение. И так раз за раз. С погружением ничего не получалось, пока я не понял, что это симптом. Поговорили. Оказалось, в детстве моя собеседница на отдыхе ныряла с сестрами как все дети с закрытыми глазами и чуть не утонула. Спасший ее отец, протрезвев от страха, услышал от дочери, что ее отнесло течением потому что она плыла под водой с закрытыми глазами. И стал тут же ей внушать, что никогда нигде нельзя полностью закрывать глаза. Хотя бы в полглаза человек должен оставлять открытым. Слова "запали". И с тех девочка, а потом женщина, не могла чувствовать себя спокойно с закрытыми глазами. Похожий случай был с другим моим собеседником, тоже женщиной, мать которой воспитывала свою малолетнюю дочь тем что притворялась мертвой, когда дочка не слушалась. Натурально валилась и лежала без признаков жизни. Дочь пугалась, а мама использовала шок ребенка, чтобы внушить какие-то нравоучения. С тех пор сомкнутые глаза для девочки стали означать близость смерти. Она даже заснуть не могла без особого ритуала. Ещё один случай с мужчиной, который странно реагировал на мои слова о необходимости расслабиться. Оказалось, в детстве его посадили рвать гланды и тоже все приговаривали "расслабься". Примеры можно было бы продолжать - во всех случаях, после проработки, собеседники становились вполне гипнабельными. А что если и все остальные, которых мы записали в "негипнабельные", на самом деле просто страдают от соответствующего психосоматического расстройства?

Гипноз

Опасны детские фантазии и что делать родителям, если ребенок считает себя существом из другого мира


— Мы вас очень просим, помогите нам! Сделайте хоть что-нибудь! Мы все думали, оно само как-нибудь, нам так и психолог когда-то сказал, а оно — никак. Нам уже и в гимназии говорят: обратите внимание и сделайте уже что-нибудь, это как-то странно, мешает, мы не можем это терпеть и не замечать, но не знаем, как правильно реагировать, и надо с кем-то проконсультироваться и принять какие-то меры. А мы и сами в затруднении: это вообще нормально или как? Хотелось бы уже знать и делать что-то, но что? Вот мы к вам и пришли…
Мама, бабушка и дедушка. Все говорят громко, длинно, перебивая друг друга. И самым удивительным образом в их тройном монологе нет ни грамма информации. Я вежливо и внимательно слушаю троих взрослых людей несколько минут и в результате знаю о происходящем в их семье ничуть не больше, чем в тот момент, когда они только вошли в мой кабинет.
Девочка Милослава — дочка и внучка — с ними. Грустная, узкоплечая, большеглазая — сидит на стуле, подсунув ладошки под худые бедра, и молчит. Да и куда же ей против них! На вид Милославе лет 10–11.
— Ей же уже скоро 12 лет будет! — случайно улавливаю первую конкретную информацию из потока родительского красноречия.
Интересно, что же мне теперь делать? Сказать им: а теперь давайте еще раз, сначала и конкретно? Или попросить их замолчать и обратиться к самой девочке?
— Вот вы сейчас спросите у нее: кто она такая?! — громогласно возглашает дедушка.
Что ж, предложение ничуть не хуже всего прочего, думаю я и послушно спрашиваю:
— Милослава, кто ты? — ожидая в ответ услышать что-нибудь вроде «кошечка», «белочка», «фея Винкс» и так далее.
Бегство девочки в фантастические или литературные образы от таких активных родственников видится мне вполне естественным. Правда, несколько смущает упоминание гимназии и школьных учителей. Она что, и в школе представляется белочкой-кошечкой, мяукает или орешки грызет?
— Я — хранитель печалей, — тихо и спокойно отвечает девочка.
— Вот! — дедушка обвиняюще вытягивает узловатый палец в сторону внучки. — Видите?!
Мама и бабушка качают головами, как китайские болванчики.
— Выйдите, пожалуйста, все, кроме Милославы, — говорю я. — Когда будет нужно, я вас позову.
* * *
Конкретную информацию из девочки пришлось вытягивать. Вытянутое достаточно удивительно, но, похоже, совершенно соответствует ее внутренней реальности.
Милослава и вправду считает себя хранителем.
— У каждого человека есть то, для чего он сюда пришел, ведь правда? У меня вот это. Нравится ли мне? Не знаю. Наверное, это ни хорошо, ни плохо, просто — так. Плохо, когда человек делает то, что не его.
Все человеческие печали, согласно представлениям Милославы, живут в отдельной стране. Страна эта довольно красива, но, конечно, меланхолична. Посредине — большое красивое озеро с островами, вокруг — разноцветный осенний лес. Над лесом небо. Иногда в стране печалей ясно и солнечно, и тогда деревья отражаются в воде как в зеркале. Иногда — идет дождь и дует ветер, тогда вода морщится и даже завивается барашками волн, а лес грозно шумит. Печали — птицы, живущие в этом лесу. Они разные. По озеру плавают огромные и грациозные печали-лебеди. В камышах живут суетливые печали-утки. Есть встрепанные и сварливые печали-вороны. Есть маленькие певчие птички-печальки, каждая из которых на заре и на закате поет свою песню. Имеются и совсем фантастические, не встречающиеся в нашем мире птицы-печали. Все обитатели леса по-своему очаровательны, своенравны  и не очень умны.
Милослава — хранитель этого леса.
В чем задача хранителя? Обеспечивать птицам-печалям привольную и разнообразную жизнь в их родном лесу, разговаривать, играть, увещевать, уговаривать, не пускать их в наш мир, а тех, которые все-таки прорвались, возвращать обратно в родные пенаты. Еще есть отдельная проблема: надолго попав в наш мир, птицы-печали норовят образовать в нем пары и загнездиться. Этого допускать нельзя ни в коем случае. Иначе прямо здесь, в нашем мире печали могут уродливо размножиться: наш мир совсем не подходит для их птенцов, и они вырастают просто ужасными и уже не могут вернуться на родину предков.
Внимательно выслушав и обсудив в деталях всю эту лирическую и (нельзя отрицать!) талантливую психоделику, я отправила Милославу в коридор и позвала соскучившихся родителей, сразу предупредив их, что говорить они будут по очереди и только по моей команде.
Задавая направленные вопросы, получила следующую информацию:
Мама с папой давно в разводе. Никаких вредных привычек, алкоголя, наркотиков, психиатрии и так далее. Расстались, потому что он «блажной», денег не зарабатывал, семьей толком не интересовался, сейчас живет со своей мамой и говорящим попугаем, с дочкой общается раз в неделю, где-то преподает, изучает парламентские уложения XVII века. Отношения у Милославы с папой хорошие, но разговаривать с ним о том, что у девочки проблемы, бесполезно: он никаких проблем не видит.
Идея «хранителя печалей» появилась давно, теперь им кажется, что еще до школы. Точно помнят, что в первом классе ходили к психологу, который сказал: не трогайте ее, все дети фантазируют, будут новые школьные впечатления, все пройдет. Не прошло. Сейчас жалеют, что послушали того психолога и «не задавили все это безобразие в зародыше».
Фантазии Милославы и сами по себе не хороши: что это за «печали» у нее такие? С чего ей печалиться, если у нее все есть: родители, все блага, школа хорошая? Родители волнуются: если она сейчас так, что же будет дальше? Начнет от «печалей» вены резать или из окна прыгать? Сами же знаете, какие они сейчас. Вы вообще интернет читаете?
Но это все полбеды. Глупые фантазии, да, ладно. Но она вам, наверное, не рассказала, что в школе делается.
— А что там делается? — спрашиваю я.
— Она собирает печали.
— В каком смысле — собирает?
— В самом что ни на есть прямом. Она же «хранитель». И давно уже нескольким одноклассникам объяснила, как это все устроено. Те другим рассказали. И вот — не знаю уж, кто до этого додумался — они пишут свои печали на листочках и отдают ей, повторяя какую-то специальную формулу: сохрани мою печаль, пусть живет она птицей в волшебном лесу, ну и еще что-то такое, чуть ли не в рифму. Она берет эти бумажки, читает…
— А что в них? Вы знаете?
— Ну например: «Это печаль о моей умершей собаке. Ее звали Жучка. Она была такая-то и такая-то. Она уже была, когда я родился. Теперь ее нет и мне ее очень не хватает».
— А потом?
— Потом она забирает бумажку, воображает себе птицу, соответствующую этой печали, описывает ее тому, кто дал бумажку, и говорит: я сохраню твою печаль в моем лесу. Иди, она улетела, с ней все будет хорошо. И чуть ли не руку ему на голову кладет. И они все говорят, что им сразу легче становится. Печаль улетела — как же! И завуч мне сказала, что недавно одна их молодая учительница, которая была беременна и ребенка потеряла, принесла Милославе такую бумажку о ребенке, и она сделала, конечно, эту печаль птицей и отпустила, а одна девочка все это слышала и потом наябедничала. И родители в школе уже волнуются: что там у вас за секта? Вы понимаете? Ее вот-вот из гимназии исключат. И я, кстати, завуча понимаю! Кому такое надо?
Мама Милославы бурно заплакала.
— Мы ходили к психиатру, он сказал, что это, вполне возможно, шизофрения, и предложил госпитализацию и обследование. И еще ходили к психологу в районном центре, она долго со Славой беседовала, а потом сказала мне, что у нее в самооценке почти нет феминитивов (она же себя называет не «хранительницей», а именно «хранителем») и что такие дети часто потом меняют пол, а затем выдвинула ящик, достала какие-то коробочки и предложила купить у нее успокаивающий чай.
— Может быть, ей гипноз поможет? — с надеждой спросил дедушка.
— Или все-таки таблетки? — бабушка заглянула мне в глаза.
Мне было и смешно, и страшно одновременно.
— А чем вы все занимаетесь? — спросила я.
— У нас два магазина, — сказали бабушка и дедушка. — А у дочери очень ответственная работа, она заведующая сектором продаж в крупной компании.
— Ваша девочка невероятно талантлива, — сказала я. — В ней соединились теоретический и мечтательный интеллект отца и ваша приземленно-практическая организационная хватка. Это хорошая новость. А плохая заключается в том, что с талантом ничего нельзя сделать. Его можно убить, ему можно помогать, но для него не существует вожжей — вы меня понимаете?
— То есть вы тоже ничем нам не поможете, — констатировал дедушка.
— И даже успокоительного чая не предложите? — горько сострила бабушка.
Я уже готова была отрицательно покачать головой, но вдруг вспомнила.
— Я попробую ее кое с кем познакомить. Я позвоню вам, тогда вы приведете  Милославу сюда еще раз.
Они ушли с разочарованными лицами. Я их понимала.
После окончания приема я достала свои журналы. Я работаю 25 лет и очень плохо веду документацию, но все-таки пишу даты начала каждого журнала и всегда пишу контактный телефон посетителя. Я приблизительно помнила годы. И имя — Женя или Саша. Возраст — 12–13 лет. Через пару часов у меня был список из десяти телефонов. В этот вечер в семи семьях наверняка решили, что психолог из поликлиники, очевидно, рехнулся от тяжелой работы.
Я набирала номер: «Это семья Ивановых? Это Екатерина Вадимовна Мурашова, психолог из детской поликлиники. Вы посещали меня девять лет назад. Скажите, могу ли я попросить к телефону Евгению? Мне нужна ее помощь. Живет отдельно? А можно ее телефон? Евгения? Это психолог из детской поликлиники. Скажите, Евгения, вы были когда-нибудь Принцессой Сумерек? Нет? Спасибо. Всего доброго. Извините за беспокойство».
На восьмой раз мне повезло.
— Да, это я, — ответили на том конце трубки. — Саша. Принцесса Сумерек.
— Саша, сколько вам сейчас лет? — спросила я.
— 23. Что я должна сделать?
* * *
Милослава и Александра оказались внешне несколько похожими.
За прошедшие дни я отчетливо вспомнила девочку-подростка, которая весь день была вялой, тусклой и заторможенной, но оживала в сумерках, одевалась и красилась как принцесса, могла ни с того ни с сего острить, петь, танцевать, быть умной и очаровательной. Родители не понимали, что делать, ведь школа-то — днем. Мне удалось тогда отстоять ее — от таблеток и всякого такого, я плела родителям какую-то чушь про биоритмы и метаболизм, а ей объясняла, что все мы в некотором смысле в изгнании в этом профанном мире, но надо учиться в нем жить и одновременно искать свое место.
— Я и сейчас Принцесса Сумерек, только об этом никто, кроме близких, не знает, — сообщила Милославе Александра.
— Теперь вы, наверное, уже королева, — с восхищением глядя на девушку, сказала Слава.
— Нет, позволь мне еще некоторое время побыть принцессой, — очаровательная улыбка, взмах густых и длинных ресниц.
— Кто вы, Саша? Ну, помимо того, что принцесса.
— Я актриса. Окончила институт, играю в театре.
— Я могу теперь выйти? — почему-то мне не хотелось влезать в это взаимодействие птиц, сумерек, принцесс, театра, печалей и осеннего леса. Я чувствовала себя в нем лишней.
— Да, конечно, — Александра совершенно аристократически взмахнула тонкой кистью, отпуская меня.
(с) Катерина Мурашова психолог
Гипноз

Запросы эмоциональная зависимость, установка "Я никчемная!" | Сеанс гипноанализа с психиатром

Выход на один из травматических эпизодов (попытка суицида в молодости). Цепочку обнажили регрессией, дискомфорт убираем с помощью эмоционально-образная гипнотерапии. Тело используем как полиграф для отслеживания дезадаптивных установок.
Символическая абреакция равноценна внешнему отреагированию. Поэтому большая часть сессий проходит без экзорцизма. Методично убираем все запреты и подавленные чувства.
Видео снято с разрешения клиентки (бывший психиатр, врач-косметолог в настоящем) и вместе с детальным протоколом гипноанализа входит в пособие для online-курс "ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА".
Гипноз

Лицензированная программа “Методы гипноанализа для избавления от психосоматических рассройств”.

Через этот курс прошло большинство современных российских гипнотерапевтов. Он предусматривает 120 академических часов занятий, в процессе которых студенты исследуют методы и техники, необходимые для самостоятельной работы в качестве гипнотерапевта. Сюда входят способы диагностики и анализа, варианты гипнотических индукций, методы возрастной регрессии и прочие элементы когнитивной, регрессивной и эмоционально образной гипнотерапии.


Подход ClassicalHypnosis (автор психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов) держит первое место с огромным отрывом по числу выпускников, реализовавшихся в области гипноза


○ Создавших коммерчески-успешные собственные шоу-программы (проект "Взламывая реальность" психолога Евгения Прейса и иллюзиониста Ильи Ларионова, эстрадные гипноз с фокусником-иллюзионистом Антоном Матюхиным)

○ Ставших медийными фигурами (индивидуальное обучение с нуля проходили ведущие "Звезды под гипнозом", "Уличный гипноз на Пятом", "Иная реальность на дагестанском ТВ").
○ Подготовившие научные эксперименты, вошедшие в проекты “Мозг. Вторая Вселенная”, который стал одним из самых востребованных и окупаемых научно-популярных фильмов в России, программы для Первого канала «Книга снов» режиссера Дениса Овсянникова и сценарист «Секты и лжепророки. Культ наличности».


Во вторых, вместе с коллегами являемся монополистом по методикам, которые впервые в мире позволяют соединить два фундаментальных направления в психотерапии: регрессию и когнитивный анализ (как результат например, единственные в современной России, кто проводит длительные операции под гипнозом, также внедряем психотехники в спортивную психологию и психологическую помощь онкобольным). Собственно, вторая особенность является главной, так как без нее не было бы первой.


Взвесим за и против и сравнив с тем, что есть на рынке, приглашаем в главную кузницу гипнотизеров.

Online-курс "ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА" & Удостоверение о повышении квалификации








Гипноз

Психологические мультфильмы

Подборка постоянно пополняется мультфильмами, где наглядно демонстрируюися виды психологической помощи, как образуются разного рода страхи и фобии. За исключением большой психиатрии и философских видео. Все ролики только с youtube

Что такое когнитивная терапия и как она работает?


Пуповина (The Cord).Фильм о взаимоотношениях матери и сына.



Мультфильм ОБИДА


Психосоматика. Как образуются страхи и фобии?

История одного ОКР.



Почему не стоит навязывать ребенку собственные несбыточные мечты?


«Мама и рыжий король»: немного грустный мультфильм про пап, мам и вечную любовь



Мульт о работе психолога и психотерапевта Доктор Рыба


Что прячется за страхом.


Безупречная жизнь


Короткий мультфильм Судьба


Дом из маленьких кубиков


Ожидание и реальность


P. S. Буду благодарен за ссылки на новые мультфильмы. Пишите в комментариях.
Гипноз

Лицензированное обучение гипнозу и гипнотерапии для специалистов помогающих профессий

Предлагаемый курс уникален тем, что гипноз в нем представлен не как чудо, а как научно доказанное явление. Да, о гипнотизации уже давно перестали говорить, как о каком-то колдовстве. Гипнотическое воздействие — это факт, обоснованный и подтвержденный серьезными научными исследованиями. И, конечно же, он применяется не только для развлечения публики. Прежде всего, это надежный и безопасный инструмент, способный восстановить психическое и физическое здоровье человека. Поэтому, студенты курса знакомятся с гипнозом на примерах его использования в спортивной и медицинской сферах.

Подробнее...

Гипноз

В Освенциме сосед по бараку показал мне фокус. Это спасло мне жизнь

После спасения из концлагеря я тоже стал фокусником

В 15 лет Вернера привезли в Освенцим, вытатуировали номер на руке и сказали, что через полгода его и всех узников убьют. Но в тесном и душном бараке с испуганным мальчишкой случилось то, что помогло ему выжить. Человек по имени Герберт Левин показал ему фокус. Историю об испытаниях и надежде Вернер Райх рассказал на TED Talks.

В одной очаровательнейшей книге под названием «Маленький принц» есть такие слова: «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь». И если автор писал эти строки, находясь в США, то я извлек такой же урок, находясь за сотни километров оттуда, в отвратительном, грязном бараке в лагере смерти в Польше. Важен не размер дара, по-настоящему важно только то, как он отзывается в сердце.

"Вы покинете лагерь через дымовую трубу"

Когда мне было шесть лет, мы с мамой, папой и сестрой покинули антисемитскую Германию и отправились в Югославию. И в Югославии мы провели семь счастливых лет, но затем Германия вторглась в Югославию, и внезапно мы снова оказались в опасности, и мне пришлось скрываться. Я прятался около двух лет у семейной пары, участвовавшей в Сопротивлении. Я проявлял фотопленки и увеличивал снимки.

«Я танцую в аду». Как я сумела выжить и сохранить себя в Аушвице
Подробнее

Однажды, когда мне было 15 лет, меня арестовало гестапо; меня избивали, два месяца таскали по разным тюрьмам, и в конце концов я очутился в 150-летней крепости в Чехословакии, которую нацисты превратили в концлагерь. Я провел там 10 месяцев. Укладывал железнодорожные пути, истреблял вредителей, плел корзины.

Потом группу из 2 тысяч человек, включая меня, погрузили в вагоны для перевозки скота, закрыли двери и отправили на восток. Там мы провели три дня, и при выгрузке от нас разило мочой и фекалиями.

Мы очутились в лагере смерти Освенциме. В этом лагере к тому времени было убито уже более миллиона человек, их прах развеяли по небу через дымовую трубу. По прибытии у нас отобрали все, что у нас было, абсолютно все, выдали полосатую униформу, вытатуировали номер на руке и сообщили, что мы здесь пробудем ровно шесть месяцев. И после этого мы покинем лагерь. Через дымовую трубу.

Нас распределили по разным баракам. Бараки были заставлены деревянными койками, по шесть человек на каждом ярусе, три человека спали в одном направлении, и еще трое — в другом. Так что, как бы вы ни спали, перед вашим лицом всегда была пара чужих ног.

Он показал мне чудо

Моим соседом оказался исключительно приятный господин, представившийся мистером Гербертом Левиным. Мистер Левин был со мной добр и вежлив. Однажды, когда, вернувшись с работы, я забрался наверх и сидел на верхней полке трехъярусной кровати, там был мистер Левин с колодой карт. Он тасовал карты. Я не мог поверить своим глазам, ведь иметь колоду карт в Освенциме — это как встретить гориллу в ванной.

И затем мистер Левин повернулся ко мне, протянул мне колоду и сказал: «Выбери карту». Я выбрал карту, и он показал мне карточный фокус. Он показал мне чудо. Я в жизни не видел фокусов, и человек, показавший мне этот фокус, сидел прямо передо мной.

Потом мистер Левин совершил немыслимое. Он объяснил мне фокус. И его слова намертво впечатались в мою память. Я запомнил каждое слово, и с того самого дня я упражнялся в этом фокусе каждый день. Хотя у меня и не было карт. Я просто продолжал упражняться.

Примерно три недели спустя весь лагерь, за исключением пары сотен человек, был отправлен в газовые камеры. Меня отправили в другой лагерь, где я работал на конюшнях.

Когда нас освободили, я весил 29 килограммов

Затем, в январе 1945 года, когда наступали русские, 60 тысяч человек отправили на марш смерти. И мы шли три дня, спотыкаясь и падая, в середине зимы. К тому времени, когда мы пришли к железнодорожным путям, из 60 тысяч человек умерло 15 тысяч. Выживших погрузили в открытые вагоны, и за четыре дня нас переправили из Польши в Австрию.

Мы оказались в лагере смерти, в концлагере под названием Маутхаузен, который тоже был построен как крепость. В этот момент СС бросило нас, еды не было, были только тысячи, тысячи тел. Трое суток я спал рядом с мертвецом, только чтобы получить его паек — столовую ложку плесневелого хлеба. За два дня до конца войны, 5 мая, нас освободили американские солдаты. В то время мне было 17 лет, и я весил 29 килограммов.

И я отправился автостопом обратно в Югославию. Добравшись до Югославии, я застал там коммунизм, но не нашел ни семьи, ни друзей. Я пробыл там два года, а потом сумел сбежать в Англию. По прибытии в Англию я не говорил по-английски, у меня не было ни образования, ни каких-то особых навыков.

Как я стал фокусником

Я начал работать, и примерно год спустя после переезда в Англию я купил колоду карт. И в первый раз в жизни я в самом деле исполнил тот самый фокус, который увидел на верхней койке в Освенциме. И фокус удался. Он удался с блеском. Я показал его некоторым своим друзьям, и им понравилось.

Так что я пошел в специальный магазин, где купил еще фокусов, и показал их друзьям, потом купил еще фокусов и снова показал друзьям. Потом я купил книги о фокусах, а потом купил еще больше таких книг. Хобби от безумия отделяет очень, очень тонкая грань. (Смех)

Короче, я женился и переехал в США, и на одной из первых моих работ требовалось выступать перед небольшими группами людей. И я справился, у меня весьма неплохо получалось. А затем, 25 лет назад, я вышел на пенсию. И начал выступать в школах.

Единственная причина, почему я смог выступать в школах, — это потому, что один очень дружелюбный человек показал в концлагере испуганному мальчишке карточный фокус.

Этот человек, мистер Левин, был профессиональным фокусником. Он работал в Германии, и когда попал в Освенцим, в СС уже знали его, поэтому и дали ему карты, а еще кусок лески, игральные кости, и он показывал им фокусы. Он даже некоторых из них научил. Он пережил войну, но его жена и сын погибли. Он приехал в США и выступал в разных местах, но я больше так его и не встретил.

Но фокус, который он мне показал, остался со мной и позволил мне приходить в школы и стараться сделать этот мир чуточку лучше.

Так что если вы когда-нибудь повстречаете того, кому нужна помощь, если вы знаете того, кто напуган, отнеситесь по-доброму к этому человеку. Посоветуйте ему что-нибудь, обнимите его, научите его карточному фокусу. Неважно, что вы сделаете, для него это станет лучом надежды. И если вы сделаете это в нужное время, это тронет его сердце и останется с ним навсегда, куда бы ни занесла его жизнь.

Спасибо.

Об услуге «Гипнокоррекция жизненных установок».
Гипноз

Гипноз как лекарство. О пользе психосоматики. Интервью у гипнотерапевта Геннадия Иванова

Травмирующее событие я понимаю как сюжет, который раскрывает связь дисфункционального мышления с нервным расстройством. Пьер Жане считал, что такие события могут храниться в подсознании вечно. Сходные обстоятельства пробуждают спрятанную в подсознательном эмоцию, она возникает как бы заново, в точно таком же виде, как это было когда-то в прошлом. Человек снова плачет или смеется, как будто он снова оказался в той же ситуации. Триггером, запускающим соматическую симптоматику, является уникальная совокупность сигналов, воспринимаемых нашими сенсорами (запах, ощущение, звук, вкус, вид). Найти и обезопасить эмоциональный триггер – это главный способ устранения любых психосоматических симптомов, например, аллергии на нервной почве. Это и есть когнитивная гипнотерапия - терапия, основанная на познавательной способности человека.

Надо ли зачищать психотравмирующие эпизоды? Конечно да, скажет любой терапевт, ведь это поможет пациенту избавиться от симптома. А зачем? Чтобы не мешал жить. Но жизнь - это борьба. Если симптом мешает этой борьбе, то соглашусь, его надо убирать. А если, наоборот? Почти все великие коротышки страдали маниакальными синдромами, связанными со страхом унижения. Убери этот драйвер, стал бы Наполеон императором Франции? А может быть не случайно природа награждает людей "с недостатками" повышенной чувствительностью? Ведь то, что на уровне психотерапии является психосоматическим расстройством, на уровне человеческой судьбы - социальный адаптер. Спорт, наука, искусство, литература… Где вы видели гармоничного гения? Любой вид деятельности требует мобилизации всех ресурсов особи в одну точку, а это без психосоматического симптома не потянуть. Так что стоит несколько раз отмерить, прежде чем избавить собеседника от того, чем его наградила природа. Возможно, в некоторых случаях надо, наоборот, - усилить симптом. Ведь не зря человек обратился за помощью...

● Подробно об online-курсе "ГИПНОЗ & ПСИХОСОМАТИКА" (длительность полтора месяца) & Удостоверение о повышении квалификации
Гипноз

Психологические проблемы как плата за успех при создании прорывных продуктов

Колин Кролл был соучредителем Vine и HQ Trivia, которые принесли радость миллионам потребителей; Энтони Бурден был шеф-поваром, журналистом и философом, который принес понимание и объединил миллионы людей; Робин Уильямс построил карьеру блестящего комика и актера. Что объединяет всех этих людей? Все они были гениями в своей сфере и все они умерли слишком рано, что стало для мира ужасной трагедией. Очень часто самые блестящие и талантливые люди имеют и самые большие проблемы, и нигде это не проявляется ярче, чем в сфере предпринимательства. С каждой такой преждевременной гибелью, проблема психического здоровья ненадолго попадает в фокус внимания общества… Однако, внимания уделяется ровно столько, сколько длиться стандартный новостной выпуск, и ничего не меняется… Но время для болтовни ушло и настало время предпринимать серьезные действия.
Эпидемия психических болезней – это реальность. В этом году 18.5% населения страдают от психических заболеваний. А 4% из них испытывают настолько сильные проблемы, что неспособны нормально проживать свою жизнь. И это значат, что вполне вероятно, что вы или кто-то кого вы знаете, прямо сейчас испытывает страдание и нуждается в поддержке.
Более того, в отличии от многих проблем, с которыми мы встречаемся сегодня, большинство психических расстройств (депрессия, тревога, зависимости и др.) вполне могут быть решены за счет приложения усилий человеком. Мы не только должны, что-то сделать, но мы можем что-то сделать.
На сегодняшний день статистика психических заболеваний не вселяет оптимизма и особенно ужасающе выглядит для предпринимателей. В соответствии с исследованиями Майкла Фримана, предприниматели на 50% чаще сообщают о наличие психических проблем, а ряд заболеваний встречается у бизнесменов в несколько раз чаще чем у других людей.
Бизнесмены:

  • В 2 раза чаще страдают от депрессии

  • В 6 раз чаще страдают от СДВГ

  • В 3 раза чаще страдают от зависимостей

  • В 10 раз чаще страдают от биполярного расстройства

  • В 2 раза чаще госпитализируются

  • В 2 раза чаще имеют суицидальные наклонности